ПРОРОК МУХАММАД (мир ему и благословение) СКАЗАЛ: "ПРИОБРЕТАЙТЕ ЗНАНИЯ, ИБО ЭТО - БОГОБОЯЗНЕННОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЕ К НИМ - ЭТО ПОКЛОНЕНИЕ (ибадат), ОБСУЖДЕНИЕ ИХ - ЭТО СЛАВОСЛОВИЕ (тасбих), РАССПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С НИМИ, – ЭТО ДЖИХАД, ОБУЧЕНИЕ ИМ НЕЗНАЮЩЕГО - ЭТО МИЛОСТЫНЯ (садака), ПЕРЕДАЧА ИХ ДОСТОЙНОМУ – ЭТО ДЕЯНИЕ, КОТОРОЕ ПРИБЛИЖАЕТ К АЛЛАhУ. ЗНАНИЯ ОЧЕРЧИВАЮТ ГРАНИЦУ МЕЖДУ ДОЗВОЛЕННЫМ (халяль) И ЗАПРЕТНЫМ (харам), ОНИ – СВЕТИЛА НА ПУТИ В РАЙ, РАЗВЛЕЧЕНИЕ ПРИ ОДИНОЧЕСТВЕ, ДРУГ НА ЧУЖБИНЕ, ТВОЙ СОБЕСЕДНИК, КОГДА ТЫ ОДИН, ПРОВОДНИК В РАДОСТИ И ГОРЕ, ОРУЖИЕ ПРОТИВ ВРАГОВ И ТВОЕ УКРАШЕНИЕ СРЕДИ ДРУЗЕЙ...

ПУТЬ СЕРДЦА К ИСТИНЕ

«РАЗУМОМ ПОНИМАЛ, ЧТО НУЖНО ОТДАВАТЬСЯ БОГУ, НО СЕРДЦЕМ….»
О своем пути в Тарикат повествует новообращенный мусульманин.

Я родился в советском союзе когда понятие религии было сильно зажатым. Была налажена система прививания нужного для них мышления.  В пример можно привести – во втором классе пасха была и учительница спросила:  «Так дети, кто собирал яйца?», там два «дурачка» встали ( девочка и мальчик), …ох что там было… Я тоже собирал яйца, но  не встал, не знаю почему, возможно постеснялся или еще что-то.  У них родителей вызвали и читали им мораль —  «Да что это такое, что за воспитание, что за невежество, что за каменный век, какой Бог, какая пасха? Ладно, мы на старух махнули,  они еще дореволюционные нечего уже не понимают, зачем засоряете мозг детям».  Я после этого никогда не ходил по квартирам  собирать яйца.  Думал, что не нужны мне такие проблемы. Таким было отношение к религии.  Мы росли с верой в то,  что принимали в пионеры.   Надев этот галстук,  был сильно счастлив от того, что  он у меня есть.  Гладил его каждый день  -  это тоже была часть какой-то веры, веры в какие-то идеалы, и все это «вбивали» в голову.
Не знаю почему,  но район у нас был бедный, неблагополучный. Отец пьет,  мать у кого пьет у кого не пьет. Матери редко пили, работали, как то тянули.   Чтобы заниматься нашим воспитанием не было времени.  Мы думали, что так и должно быть. Воспитанием занимается система, следили за инакомыслием, не дай Бог ты что либо «ляпнешь» в сторону,  как следствие целый президиум для разбирательства.
По сущности результатом всего этого была перестройка, рухнули все ценности. Конец 80-х годов —  Горбачев пришел к власти.  Конечно, не сразу все поменялось, но спустя некоторое время я стал «сморкаться» в пионерский галстук.  Все устои пошатнулись,  я и мои друзья оказались на улице.  Росли и впитывали всю уличную мораль, оно как-то получилось все незаметно.

Все уличные понятия и нормы вытеснили во мне то, что прививалось  до этого.  Не представлял, что есть какая-то другая жизнь, главное чтобы хорошо определиться на улице. Разделил мир на черное и белое, кто с нами те хорошие парни, кто не с нами те не люди и обращение к ним соответственное.
Затем ушел  в армию. Кто-то стал «косить», в то время это уже стало нормой, хотя не так давно при союзе это было позором. Отслужил, поехал домой, думал возвращаюсь в советский союз в туже систему, устроюсь на работу и буду жить. Приезжаю, а тут  уличные понятия переросли в бизнес, оказывается совсем другая волна, другие правила и такая волна, что все тут по взрослому. Я  совсем не был к этому готов, затем втянулся в это, куда деваться от общества, тот социум в котором ты вырос и с кем ты находился.
И если говорить о понятие «вера».  Первое услышанное изречение на эту тему: «Да ладно, мы все внуки Ильича и у него был призыв грабь награбленное».  Стала бытовать следующая мораль: «своими поступками мы не грабим, а берем нам принадлежащее по праву». Вот и была такая вера. Просто на то время это было распространено, многие занимались этим,  как-то все это надо было систематизировать , определить степени взаимоотношений.  Это было зарабатыванием денег и тому подобное.  Какие-то правила должны были быть и эти правила  впитывались как в губку. Сложилась новая система. И что же такое вера, это вера в то, что эта система идеальна. У меня что-то было личное к этой системе. Что папа у меня всегда пил, мама труженница , которая терпела всю жизнь, то от отца, то от других жизненных невзгод.  Сложился следующий принцип: «Я возьму то, что мне должно принадлежать. Было безразлично как это выглядит». Все это выглядело для меня нормальным, была внутренняя гармония. Самое  интересное то,  что внутрии нашего района все женщины переживали за нас, потому что они говорили: «…хоть вы выбьетесь в люди…» Из-за того, что кто был тогда при власти – был при деньгах. Это было социальной болезнью, что деньги это главное. Мы находили поддержку, мы делали в районе порядки, чтобы у нас женщины вечером ходили спокойно, это был свой дом. Это была моя вера, что я находился на своем месте, что мне от жизни досталось и жизни достанется от меня.
Все те самые лучшие качества которые должны быть в человеке такие как сострадание , снисходительность, благородство,  установленной на то время системе, считались слабостью и признаком женского начала. Такие люди просто не приживались, становились уязвимыми. И допускать этого даже в своих мыслях нельзя было. По этой причине приходилось  держать их постоянно на привязи, всегда быть в тонусе, что многого не выпускал из себя.  Пошли уже другие вещи, которые я анализировал как взрослый человек, видел, что значат наши понятия в каких-то ситуациях, видел как менялись люди которые эти понятия прививали нам, в зависимости от ситуации переворачивали эти вещи. И  постепенно капля за каплей  приходило  понимание,  что все те ценности которые нам прививались не были идеальными, то есть были относительными. По прошествии какого-то времени, будучи в этой системе, я стал понимать, что я человек не этой системы.
И когда прощаешься с какими либо устоями, образуется вакуум внутри, и закономерно вопрос : «Кто я такой?  Для чего я тут? Какой стержень должен быть во мне?». Было непонятно какие сейчас у меня должны быть ценности и ради чего жить. Начал встречаться с людьми, не имеющими ни какого отношения к нашему образу жизни. Как-то  я поделился с одной мудрой женщиной, что у меня в голове сейчас такой бардак, и она мне сказала, перефразировав одного классика «Самая занимательная наука – это следовать мыслям великих людей». Ты почитай познакомься с их книгами , с их взглядами на жизнь, может это что-то тебе даст, что-то восполнит. Она мне стала давать книги, тогда для меня начался первый класс самообразования. За всю мою жизнь, будучи уже не ребенком, во мне проснулась тяга к самообразованию. Появилась желание больше уходить в себя, больше читать, действительно разуму нужна какая та точка опоры и понимания. Когда человек не пьет, во мне некогда не было тяги к этому, более того какое то отторжение, я не мог себя дурманить ни чем. Можно было бы решить этот вопрос и более просто, но я категорически не мог ни чего в себя вливать, организм все отторгал. И будучи всегда в трезвом состоянии с этой пустотой внутри очень было трудно. Когда смотришь трезво на вещи, что ты собой представляешь,  для мужской чести это нужно знать. Я начал уединяться.
Стал изучать труды философов, начиная от самых древних о которых хоть что-то сохранилось, заканчивая современными классиками. Со временем я понял, что философия  не может являться наукой. Она подведена была к одной упрощенной форме, то есть держалась на таком понимании, что стоит жизнь? Зачем ты родился, если ты умрешь? И вот этот промежуток между жизнью и смертью каждый философ объяснял по-своему и  самое интересное, что иногда они были диаметрально противоположные. У одного такой взгляд, у другого противоположный и тоже обоснованный, как и первый. Сколько таких философов, по сути, столько же мнений. Провести, какую-то логическую черту, составить правильную мозаику было не возможно. Пока я не наткнулся на одно высказывание, правда кто это сказал я не помню, «… философия не является наукой…», потому что высказывание любого человека, всегда тянет за собой вопросы относительно сомнений его высказывания, значит она является не идеальной, а идеальные вещи не вызывают таких реакций. Оттуда я тоже, что-то перенял, но пустоту она не смогла заполнить.
Затем мне дали книгу, в которой хронология шла от древне греческих ученых.  Многих,  кого я уже изучал, пролистывал, смотрел содержание. Вижу Иисус затем за ним кто-то, до него тот то. Для светских людей это просто  какие то исторические персонажи, не религиозные, а за которыми когда то шли люди и они их внесли в философские труды. Там Мухаммад (с.а.с.) родился, умер, история его биографии, люди того времени считали его пророком и т.п. , его какие то краткие высказывания были приведены. Ну, думаю, прочитаю про Мухаммада (с.а.с.).  У него была тяга уединяться, так стало интересно, у меня тоже была тяга к уединению (у нас рядом на поле было недостроенное, брошенное здание) и мне так хотелось подняться на самый верх этого здания, чтобы меня никто не беспокоил, быть вдали от людей, читал, думал.  Мухаммад (с.а.с.) тоже уходил от людей, подымался на гору Хира, заходил в пещеру и тоже думал. Вот похожая ситуация у человека, не один я такой был, что было желание уединяться, подняться и подумать. Начал читать про него. Что самое интересное, у него помимо каких-то бытовых советов, изречений,  были раздвинуты рамки для понимания.  Не только между жизнью и смертью, но что было до жизни и что будет после смерти. У него вектор мышления совсем другой и все обоснованно.  Вещи совсем не похожие на других. Это была далеко не философия. Написано что он пророк, если пророк значит что-то от Бога. И про Давида читал, про Сулеймана, не сохранилось таких практичных вещей как у  Мухаммада (с.а.с.).
Тогда я у друга спросил, что-то отдельно про этого человека, не в сборнике. Мне дали книгу «Мухаммад». Я прочитал хронологию за год до его рождения и вплоть до тех дней как он ушел из жизни. По сути, понимал, что я изучаю ислам, но что-то во мне говорило, что это неправильно. Как бы  православный должен свою религию держать и так далее. Успокоил себя мыслью, что в целях самообразования  буду это делать, так как меня это зацепило. Меня все не оставлял этот человек и следующая книжка, которую я стал изучать, это был сборник хадисов, на тот момент это для меня были просто бытовые истории, но постепенно раскрывались в более  глубокой форме. Возникали сомнения, какие-то вопросы, это было из-за моей не доверчивости и того что я был православным, хотел чтобы моя религия была истинной. Но это укрепилось  во мне так сильно, что я не мог вытравить из себя. Чтобы проверить, я стал изучать историю, это был единственный предмет, который меня увлекал. Мне был важен Мухаммад (с.а.с.) и я стал собирать историческую мозаику, что было до него, во время него, после него. Пользовался разными источниками, конечно, не везде компетентных, но тем не менее мне этого хватило придти к пониманию, что истина одна, что пророки о которых упоминалась в истории это были реальные персонажи, начиная от Адама заканчивая Мухаммадом (с.а.с.), что у них было одно учение – «вера в единого Бога». Возникал логический вопрос: «А кто же их послал?». На тот момент мне представляли Бога как Иисуса Христа, человека, с какими-то таинствами и по сущности это было преградой для  человеческого разума, что дальше ходить не надо. Сразу же возникло множество вопросов по поводу христианства как религии. Вкратце, так как  если это расписывать, заняло бы  много времени, это можно сделать как отдельную тему. Когда просто соблюдаешь эту религию все нормально, но когда начинаешь пытаться в ней разобраться, она становиться сложной и запутанной, кто хочет разобраться в христианстве, пусть слушает не церковно служителей, а изучает историю.
Вернулся к изучению Мухаммада (с.а.с.), но опять, же не как к пророку, а как к человеку обладавшим последним источником информации о Боге. Я начал черпать информацию уже из исламских изданий. Казалось, что сейчас прочитаю, изучу и приду к какому-то пониманию, этим и ограничится
Но чем больше  погружался в эту тему, тем глубже она становилась для меня. Ни как не получалось ее замкнуть, как бы не старался, она все становилась шире, шире и шире. По прошествии какого-то времени понял, в чем сущность пророчества, что Бог хотел от людей посылая пророков.  Я  уже не мог себя называть христианином, а инерция мышления  еще не пускала в ислам. Для меня уже открылся Мухаммад (с.а.с)  как истинный посланник Бога.  Понимал, что я должен что-то делать, но менять какие-то привычные вещи это было сложнее, чем придти к какому-то пониманию. У меня жена ходила в церковь,  соблюдала христианские праздники. Ислам не мог меня оставить равнодушным, и я не останавливался в его изучении, была внутренняя потребность в понимании истины, которая требовала новых знаний.
Я не заметил тот период, когда  перестал называть себя христианином, мусульманином тоже не хотел себя называть, понятие единобожие для меня было более близким. Как себя не называй,  сути дела не меняет. Тогда не знал, как совершать намаз. Понимал, что это необходимо делать и чувствовал себя дискомфортно. В семье я еще не раскрывался, но пришло время, когда я  уже не мог без намаза. От меня Бог требует, каких либо действий, но я этого не делаю,  от этого было сильное внутреннее беспокойство. Взял у друга книгу как совершать намаз, что за движение, какие молитвы, выучил суру  Фатиха.
Первый рамадан у меня прошел «в тихую» от семьи, от всех. Я просто не мог ничего есть. Год прошел в сильном дискомфорте. Пришло время следующего рамадана, понимал, что не смогу вынести больше этого. Выучил все правила намаза и просто поставил жену перед фактом, что я принял ислам. Конечно, в семье были слезы, но я все-таки мужчина и мое слово имело вес. Никогда  не забуду свой первый намаз, он был ночным, перед первым днем рамадана. После его прочтения почувствовалась большая легкость, как будто с меня упал большой камень,  переполняя  огромным количеством положительных эмоций. Было впечатление, что я все свою сознательную жизнь искал это и нашел.
Когда укрепился в практической части ислама. Я стал вести разговор в семье об исламе, сильно пытался не давить, потихоньку делать, но «распирало» сильно, хотелось быстрее донести. Но, слава Богу,  через год  жена, русская женщина, встала на намаз, через некоторое время  дочка подтянулась. Среди родственников не хотелось говорить, но молчать нельзя было по шариату, пытался донести до сестер, ну в результате пальцем около виска покрутили, сейчас то же самое. Более того большая дистанция образовалась. Где праздники там нет спиртного, стали реже приходить (не пьете, с вами и не интересно общаться). В своем личном окружении тоже столкнулся с этим. Близкие люди стали совсем не близкими, сейчас понимаешь, что они были случайными людьми. Люди здравые приняли это как должное, они и остались со мной, понимая, что вещи, которые мне сейчас запрещено делать они от меня не требуют. Стереотипы трудно было перебороть, но это нужно делать, так как живем не для этой жизни, а для будущей.
Все вроде хорошо ислам это истинная религия ее нужно изучать и стоять на ней. Но не хочется на этом заканчивать, так как оказывается и в исламе есть свои подводные камни. В то время началась первая чеченская компания и «бородатые люди», которые называли себя «поборниками истины», «очистителями религии», стали появляться в мечетях нашего города. Мои внутренний мир отталкивал их.  Я понимал, что они несут какое-то зло, не правильные вещи, но не понимал, почему у меня возникали такие мысли: « я же должен им помогать, они мусульмане, мои братья по вере». Я стал искать причину в себе. Мне много рассказывали про джихад, что надо что-то делать, что не надо сидеть просто так, нужно брать в руки оружие и идти воевать, я задавал им вопросы, на которые они мне не могли ответить. Реальные боевики были, они ездили по всей стране собирали армию, самое трогательное, что это была брешь (брешь незнания людей своей религии) и они били специально в нее, попадали в самую точку.
Многим искренним парням задавали вопрос, почему ты тут сидишь, когда твои братья по вере гибнут? Некоторые собирали вещи и «срывались», судьба многих их сейчас не известна. Конечно, некоторые выздоравливали от этой болезни, но это было очень тяжело и некоторые отворачивались от религии совсем. На тот момент никто практически не знал о них. Не знали как с ними бороться, так как думали, что они такие же мусульмане, как и мы. Меня отталкивало от них, во первых внешний вид, во вторых, что они делали такие действия что противоречило устоявшимся традициям мусульман в нашем регионе и действиям которые совершал Пророк (с.а.с.), я говорил, что военная доктрина Пророка (с.а.с.) полностью противоречит вашему пониманию ведения якобы джихада, ну а в ответ бессмысленное хлопанье глазами…. Эти люди не знали практически ни чего, говорили громкими лозунгами, эмоциями. Не знали истории ислама татар, чеченцев, дагестанцев и так далее. Я потом прочитал фразу имама Газали «Что невежественный мусульманин, хуже язычника, потому что он идет за тем, кто говорит, а не за тем, что говорится. » И действительно они шли за людьми,  у которых были какие-то цели и причины, чтобы использовать их, а не за внутренним зовом сердца, разборчивому чувству. Вытягивал их совсем на другой разговор, но понял,  по сути у них в голове ни чего нету, есть искренняя вера, есть желание показать свою веру. Из-за своей недалекости они действовали агрессивно, грубо, подталкивая остальных. Все это не имело ни чего общего с поведением Мухаммада (с.а.с.) в  способах призыва и исполнения норм Ислама. В ходе моего общения с ними, мне стало страшно, что мои внутренние исламские устои пошатнутся. Я перестал с ними общаться, просто приходил в мечеть на пятничную молитву, читал, вставал и уходил. Каких-то близких отношений у меня с ними не было.

Когда живешь в исламе, начинаешь жить по-новому. Новый ход работы, по-новому выстраиваешь отношения, новый распорядок дня из-за пятикратного намаза. Из всего этого я получал удовольствие. Но со временем, пришло понимание, что намаз стал более автоматическим, что не могу сосредоточиться. Разумом  понимал, что надо отдаваться Богу, но сердцем я был в другом месте. Разум это великая вещь, он стимулирует человека, я услышал такую фразу:  «Сердце может заменить разум, но разум сердце не заменит». Я так хотел искренне отдаваться, хотелось чувствовать внутрии себя близость к Богу, но ни как не получалось это и более того не знал как этого достичь. Кто-то говорил: «Больше читай Коран», чтение давало какую-то стимуляцию, но это было не совсем то, чего хотелось. Разумом я понимал что нужно что-то делать но сердцем не получалось этого.
В дальнейшем я услышал о Тарикате и таких людях как суфии. Когда я спросил о них в том окружении, с которым я пытался не контактировать, мне наговорили про них так много гадостей, так сильно их ругали. Но почитав тарикатскую литературу, в ней говорилось о том, что могло разбудить сердце и наполнить его любовью к Аллаху. Как раз то чего мне не хватало. Мой друг тоже чувствовал, что и я. Он решил ехать к шейху, брать вирд.  Вначале были сомнения, но накануне его отправления мне приснился поезд и тот самый шейх, к которому ехал друг. Я тоже встал под опеку устаза. Когда мне привезли задание от шейха, я его начал делать, ко мне вернулось то же самое чувство что и вовремя совершения первого намаза. Опять меня переполнило море положительных эмоций, вернулось внутреннее равновесие и чувство приближения к Творцу.
Ассаляму Алейкум. Бисмиляхи Рахмани Рахим. Пусть Аллах озарит наши сердца истиной верой и наполнит их любовью к пророку Мухаммаду (салляллаху аляйхи ва саллям).


This post has been viewed 1022 times.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Беседка для мюридов, Мир принимает Ислам

  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.


© 2011 Danilin.biz — Создание сайтов на Wordpress
© 2011-2021 — Madrasah2.ru