ПРОРОК МУХАММАД (мир ему и благословение) СКАЗАЛ: "ПРИОБРЕТАЙТЕ ЗНАНИЯ, ИБО ЭТО - БОГОБОЯЗНЕННОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЕ К НИМ - ЭТО ПОКЛОНЕНИЕ (ибадат), ОБСУЖДЕНИЕ ИХ - ЭТО СЛАВОСЛОВИЕ (тасбих), РАССПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С НИМИ, – ЭТО ДЖИХАД, ОБУЧЕНИЕ ИМ НЕЗНАЮЩЕГО - ЭТО МИЛОСТЫНЯ (садака), ПЕРЕДАЧА ИХ ДОСТОЙНОМУ – ЭТО ДЕЯНИЕ, КОТОРОЕ ПРИБЛИЖАЕТ К АЛЛАhУ. ЗНАНИЯ ОЧЕРЧИВАЮТ ГРАНИЦУ МЕЖДУ ДОЗВОЛЕННЫМ (халяль) И ЗАПРЕТНЫМ (харам), ОНИ – СВЕТИЛА НА ПУТИ В РАЙ, РАЗВЛЕЧЕНИЕ ПРИ ОДИНОЧЕСТВЕ, ДРУГ НА ЧУЖБИНЕ, ТВОЙ СОБЕСЕДНИК, КОГДА ТЫ ОДИН, ПРОВОДНИК В РАДОСТИ И ГОРЕ, ОРУЖИЕ ПРОТИВ ВРАГОВ И ТВОЕ УКРАШЕНИЕ СРЕДИ ДРУЗЕЙ...

СОЛНЦЕ НАСТАВЛЕНИЯ

ВСТУПЛЕНИЕ В ТАРИКАТ

В начале вступления в тарикат в юности Махмуд-афанди  (къ.с.) со своим другом Байрам-хаджи часто ходили вместе на зиярат к своему наставнику Юнусу-афанди Лалали (къ.с.). Махмуд-афанди тогда курил, но прежде, чем зайти к Шейху, купался, полоскал рот, прятал табак и трубку, а Байрам-хаджи не купался, только совершал омовение. Однажды Байрам-хаджи попросил Юнуса-афанди сделать дуа, чтобы Махмуд-афанди бросил курить, на что он ответил: «О мой сын, хотя Махмуд внешне находится под моим воспитанием, на самом же деле он выше меня, и я в батыне «тайное, сокровенное» нахожусь под его воспитанием. Его макам настолько высок, что я даже не вижу его. Ты смотри, сын мой, остерегайся проявить к нему неуважение». На обратном пути Байрам-хаджи рассказал Махмуду-афанди, что попросил Юнуса-афанди сделать ему дуа, чтобы он перестал курить. Махмуд-афанди (къ.с.), услышав, что шейх узнал о его неприличном занятии, разломал табакерку и трубку, раскаялся и с тех пор никогда больше не курил. Юнус-афанди довел его до высокой степени тариката (вилаятул сугра) и состояния «фана фи Ллах» и сказал: «О сын мой, ты достиг предела того, до чего могу тебя довести. Ты встретишь другого, который доведет тебя до предначертанной тебе Аллахом степени в тарикате».

УЧИТЕЛЯ МАХМУДА-АФАНДИ

Как отмечает шейх Сайфулла-кади (къ.с.) в своей книге «Мактубат», шейх Махмуд-афанди (къ.с.) получил воспитание (тарбият) от различных устазов:
1. Шейх Махмуд-афанди — от шейха Юнуса-афанди Халиди Лалали, — от шейха Абдуллы Макки Арзунджани, — от Исмаила Курдумири Ширвани, — от кутба Халидшаха Багдади, да осветит Аллах их тайну.
2.    Шейх Махмуд-афанди — от шейха Хашима Ямшани, - от Исмаила Курдумири Ширвани, — от кутба Халидшаха Багдади, да осветит Аллах их тайну.
3.    Шейх Махмуд-афанди, — от Юнуса-афанди Лалали, — от Ибрахима бну Яхья Кудкашуни, — от Исмаила Курдумери, — от мавлана Халидшаха (Багдади), да осветит Аллах их тайну.
Сайфулла-кади пишет, что это он взял из написанного Мухаммад Закиром-афанди (Чистави) (къ.с.) собственноручно.
4.    Также Сайфулла-кади пишет, что Махмуду-афанди сделали талкин зикра шайх Зияуддин Ширвани, — от его мавлана (господина) Халидшаха Багдади, да осветит Аллах его тайну. Эти сведения он приводит из книги «Рашахат айнул хаят».
5.    Если к этому добавить, что Махмуд-афанди получил талкин и от Мухаммада Яраги, получается, что Махмуд-афанди получил тарбият от пяти великих живых шейхов, не считая тех, кто воспитал его через равхани (увайсият).
Далее, в этом же письме шейх Сайфулла-кади пишет шейху Хасану-афанди (къ.с.): «Ты постоянствуй на шукре Аллаху, так как наш «санад — (опора, цепочка — силсиля, идущая от Пророка (салляллаху аляйхи ва саллям)» самая наивысшая из тех, что имеются на сегодняшний день в мире (в тарикате)» (Из книги «Мактубат»).
В «Табакате» написано, что шейхом Махмуда-афанди был Юнус-афанди, а он, в свою очередь, получил иджаза от шейха Яхья-бега.
 
ПЕРВАЯ ССЫЛКА

В источниках шейха Мухаммада Мурада Манзалази (къ.с.) (умер в 1934 г.) говорится, что Махмуд-афанди (къ.с.)  отбывал ссылку в Пермской губернии, как лицо, вызывающее опасение, как потенциальный руководитель выступления против царской власти. Это был период после окончания Кавказской войны, и все духовные авторитеты, особенно шейхи тариката, находились под подозрением. В ссылке он провел несколько лет. Между этой версией и версией, переданной шейхом Шуайбом-афанди Багини в «Табакате», нет противоречий. Видимо, подозрение на превращение металла в золото стало поводом, а основной причиной было то, что его рассматривали как потенциального руководителя выступления против царской власти.

ВСТРЕЧА С ШЕЙХОМ ХАШИМОМ ЯМШАНИ

По внушению Всевышнего, по непонятному зову Махмуд-афанди (къ.с.) прибыл в Казань и встретил там большого шейха, вали Хашима-афанди Ямшани. Это, скорее всего, было, когда он возвращался из ссылки в Пермской губернии. К сожалению, мы не смогли найти точных сведений о Хашиме Ямшани. Видимо, он и сам был из Закавказья. Как отмечает Сайфулла-кади в своей книге «Мактубат», шейхом Хашима Ямшани был Исмаил Курдумери из Ширвана (Азербайджан).
Шейх Хаджи Шариф-афанди Калваки со слов Махмуда-афанди о его поездке в Казань рассказал следующее: «Когда прибыл в «дияру Казань» (букв, страна Казань) — Татарию, я не знал куда отправиться, и тут я услышал зов Хашима-афанди (къ.с.) за шесть дневных переходов. Я нашел его дом, сам того не зная как. Когда я пришел к нему, он и его мюриды ждали меня, как будто они хорошо знали меня и соскучились по мне, хотя я всех видел в первый раз. Шейх Хашим-афанди оставил меня возле себя, оказал почет и предписал мне пребывание в уединении (халват). В один день меня навестили шейх Хашим-афанди и несколько мюридов. Они принесли еду и сказали: «О молла Махмуд, посмотри, что на этом подносе и подумай». Я подумал, помотрел сердцем и увидел море, в котором плавала утка. Каждый раз видел одно и то же. Я рассказал, что вижу большое море и утку на ней. Хашим-афанди сказал: «Баракаллаху фика», т.е. «пусть Аллах осенит тебя баракатом, ты узнал истину». Тут он открыл поднос, где был плов, на котором лежало утиное яйцо, и сказал: «О сын мой Махмуд, ты не дошел до степени, предначертанной тебе Аллахом. Если будешь нам служить и будешь под нашим воспитанием, иншаалла, дойдешь до той степени». Я ответил ему: «Слушаюсь и повинуюсь, с любовью и уважением».
Затем Хашим-афанди вернул меня до той степени, где я был в начале, и своей баракатной рукой дал мне 40 фиников и ввел меня в комнатку для уединения (халват), расположенную за своей худжри (отдельный кабинет), и сказал: «Каждый день утром ешь по одному финику, прочитав на него 100 салаватов на Пророка (салляллаху аляйхи ва саллям). Я навещу тебя через 40 дней, иншаалла». Через 40 дней шейх навестил меня, сделал полноценный таваджух и сказал: «Если к тебе придет большой хал (духовное состояние) и высокое положение, ты не бойся и не отделяйся от Пророка (салляллаху аляйхи ва саллям) и от шейха посредством рабита».
Когда шейх сделал рабита и я находился в состоянии «фана фи Аллах» (полное растворение в Аллахе), я снаружи слышал пугающий голос. Группа ангелов с сонмом равхани (души великих шейхов) усадила меня на огромный трон из зеленого сияния (нура) и подняла меня на небо Земли, затем на второе, третье и так, пока не дошел до седьмого неба и дальше, пока не дошел до Лотоса Крайнего Предела (Сидратул Мунтаха), рядом с которым находился Рай «Маъва». Там я испугался и попросил вернуть меня на Землю. И они вернули меня на то место, где я был. Те бесчисленные чудеса, которые я там видел, знает только Аллах, но я от Аллаха не отвлекся на них. Хвала Аллаху Творцу и Предустанавливающему». Конец того, что рассказал шейх Шариф-афанди (къ.с.) из уст Махмуда-афанди (къ.с.).
После этого Хашим-афанди Ямшани дал ему разрешение на наставничество (иджаза), оказал большой почет и уважение и выдал за него свою дочь Патимат. После этого в нем проявилась большая внутренняя сила (батин). Если он смотрел на кого-либо из простых мусульман и даже властителей со специальным намерением, они падали без сознания. Если Махмуд-афанди дул на того, кто перечил ему или питал к нему неприязнь, тот отключался и падал, подобно умершему. После того, как приходили в себя, они шли к нему и стояли перед ним как мертвецы, воскресшие из могил, и дрожали от страха.
С ним наяву (якзат) встретился Хизри (мир ему) и внушил ему формулу салавата «Аллаhума салли ‘аля сайидина Мухаммадин ва ‘аля алиhи», чтобы сохранить в тарикате связь с ним. Сам Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) передал ему чистейшие слова «Ля иляhа илля Ллаh» (калиматун тайибатун). Познания истины (хакаик ва якин) он получил через Хизри (мир ему). Потом его воспитали Халидшах (къ.с.), затем Бахаудин Накшубанди (къ.с.) — это все было в начале его пути. Посмотрите же на его даража! Мало кто из великих кутб получает такое воспитание в конце, не то, что в начале пути. Это говорит о том, что Махмуд-афанди (къ.с.) был лучшим из живущих на Земле, после пороков и сахабов. Аллах лучше знает. Даже в начале своего пути к Аллаху он был в макаме мухаммадия, т.е. он получал тарбият (духовное воспитание) непосредственно от Пророка (салляллаху аляйхи ва саллям).
Этот случай, приведенный со слов Махмуда-афанди (къ.с.), показывает, что его готовили к великой миссии. Ведь он второй человек после Пророка (салляллаху аляйхи ва саллям), которого ангелы очистили от скверны и доли шайтана.

ВСТРЕЧА С АНГЕЛАМИ

Махмуд-афанди (къ.с.) в письме к своему халифу (преемнику) Мухаммад Закиру Чистави (къ.с.) пишет: «Один день в самом начале своего пути в тарикате, когда был в зикре и размышлениях, наяву ко мне подошли два ангела в белых одеяниях, в облике двух известных мне уважаемых людей, о которых у меня было хорошее мнение. Один встал возле правого плеча, другой же вошел внутрь меня и стал прохаживаться от одного органа к другому, от одной кости к другой и так по всему телу, будто они готовили мое нутро для какого-то почетного гостя и чистили его. Каждый раз, когда тот, который был внутри меня, находил какую-то грязь, он передавал её наружу, стоящему рядом. И когда он дошел до моего руха, нашел там жилу, будто нерв, идущий оттуда к правому бедру и связанный с емкостью для страстей. Он взял из моего нутра нечто вроде открытого письма, я видел его, но не смог прочитать. Тот ангел взял его в собранном виде из левого плеча между шеей и плечом и передал тому ангелу,который стоял рядом. Потом оба скрылись из виду. После этого я обнаружил, что изменился, будто человеческая натура покинула меня. Вроде я и неживой и немертвый, не во сне и не бодрствую. Я не нуждался ни в чем из того, в чем нуждался человек: ни в еде, ни во сне, ни в отдыхе. Будто бы человеческий облик изменился во мне, все как бы проходило без моего участия и воли. Спустя семь дней человеческие признаки начали возвращаться ко мне.
После этого я обнаружил в себе знания и науки подобно морю, но я не мог их проявить, подобно маленькому ребенку, который хочет говорить, но не может…. Только спустя год я вернулся к прежнему человеческому образу и характеру. Если до этих пор меня подчиняли мое состояние и страсти, теперь же я мог подчинить себе свое состояние. После этого я стал видеть людей в том облике, который соответствовал их натуре, — кого в облике ангела, кого человека, кого птицы, обезьяны, свиньи, собаки. Я полностью поручил себя Всевышнему. Я почувствовал себя полным ничтожеством, самым грешным, самым нуждающимся в помощи Аллаха».
Но знай, мой брат, один ракаат принятого намаза из пяти намазов, для которых установлено время (обязательные намазы), лучше того, что я перечислил здесь, и того, что я здесь не привел. Но откуда нам принятый намаз, исходя из наших деяний! Это словно редкая птица, про которую слышали, но никто не видел. Но щедрость Аллаха — надежда всем потерявшим надежду. И целью тариката является достижение Всевышнего, а не проявление кашфу и различных состояний.

ВИДЕНИЕ ПРОРОКА

Ахмад Талали и многие доверенные его мюриды рассказывали о том, что Махмуд-афанди говорил им: «Когда был в Казани, я видел и Пророка (салляллаху аляйхи ва саллям), и Хизри (мир ему), и Халидшаха наяву, глазами на лице и мог здороваться с ними за руку. А когда вернулся в Дагестан, я стал видеть их только глазами сердца».
Сайфулла-кади в «Мактубатах» отмечает, что Пророк (салляллаху аляйхи ва саллям) говорил с Махмудом-афанди наяву.
Открытым остается вопрос об участии Махмуда-афанди в шамилевских войнах против царских войск. Сайфулла-кади в своей книге «Мактубат» пишет, что Махмуд-афанди принимал вирд (задание от шейха мюриду) от шейха Мухаммада Яраги. Этот факт, возможно, указывает на то, что он ушел на территорию, охваченную джихадом, вместе с Даниял-султаном, одним из наибов Шамиля.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ССЫЛКИ

В 1862 году (1279 г. по хиджре) он вернулся из Сибирской ссылки в свое родное селение Алмалы и стал вплотную заниматься наставлением и воспитанием мюридов.
Его возвращение стало целым событием. Все население илиссуйской долины от мала до велика пришло встречать его, чтобы получить от него баракат. Вскоре он стал кутбом, тысячи людей «зацепились за подол его одежды» и за ним последовали толпы страждущих постижения Аллаха. Перешли под его покровительство даже шейхи со своими мюридами.
Джабраил-афанди Лакити пишет: «Махмуд-афанди постоянно бывал наяву (якзат) вместе с Хизри (мир ему), такого после сахабов Пророка (салляллаху аляйхи ва саллям) не было ни у кого».
Из книги «Солнце наставления. Шейх Махмуд-афанди. Его наставники и приемники».
Продолжение следует, инша Аллаh.


This post has been viewed 2608 times.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Беседка для мюридов, Читальный зал , ,

  1. Пока что нет комментариев.


© 2011 Danilin.biz — Создание сайтов на Wordpress
© 2011-2020 — Madrasah2.ru