ПРОРОК МУХАММАД (мир ему и благословение) СКАЗАЛ: "ПРИОБРЕТАЙТЕ ЗНАНИЯ, ИБО ЭТО - БОГОБОЯЗНЕННОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЕ К НИМ - ЭТО ПОКЛОНЕНИЕ (ибадат), ОБСУЖДЕНИЕ ИХ - ЭТО СЛАВОСЛОВИЕ (тасбих), РАССПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С НИМИ, – ЭТО ДЖИХАД, ОБУЧЕНИЕ ИМ НЕЗНАЮЩЕГО - ЭТО МИЛОСТЫНЯ (садака), ПЕРЕДАЧА ИХ ДОСТОЙНОМУ – ЭТО ДЕЯНИЕ, КОТОРОЕ ПРИБЛИЖАЕТ К АЛЛАhУ. ЗНАНИЯ ОЧЕРЧИВАЮТ ГРАНИЦУ МЕЖДУ ДОЗВОЛЕННЫМ (халяль) И ЗАПРЕТНЫМ (харам), ОНИ – СВЕТИЛА НА ПУТИ В РАЙ, РАЗВЛЕЧЕНИЕ ПРИ ОДИНОЧЕСТВЕ, ДРУГ НА ЧУЖБИНЕ, ТВОЙ СОБЕСЕДНИК, КОГДА ТЫ ОДИН, ПРОВОДНИК В РАДОСТИ И ГОРЕ, ОРУЖИЕ ПРОТИВ ВРАГОВ И ТВОЕ УКРАШЕНИЕ СРЕДИ ДРУЗЕЙ...

ИСЛАМ И СЕМЬЯ

Отцы и дети: успех в жизни для разных поколенийОТЦЫ И ДЕТИ:
УСПЕХ В ЖИЗНИ ДЛЯ РАЗНЫХ ПОКОЛЕНИЙ

Недавно у меня был долгий разговор с одним пожилым родственником — набожным и состоятельным человеком лет семидесяти по имени Набиль. Его история жизни заставила меня задуматься о тех вещах, которые мы — мусульмане, живущие на Западе, унаследовали от своих предков и передаем своим детям. 

Набиль особо упомянул о том, что в возрасте двадцати пяти лет специально не поехал на похороны отца, поскольку не хотел из-за этого пропускать занятия в университете. Разумеется, многие сейчас подумают — какой непочтительный сын! Или: неужели отец и сын были в таких плохих отношениях, что сын не мог даже прийти на похороны отца? Отнюдь нет, Набиль очень любил своего отца, его смерть была, поистине, трагедией для сына. И все же он не стал жертвовать несколькими днями занятий ради того, чтобы почтить память отца. В чем же причина? Вот послушайте.
 
Набиль рассказал, что его отец рано остался сиротой, без отца и матери. Уже в одиннадцать лет ему приходилось самому зарабатывать себе на жизнь, прокладывая путь в жизни из вопиющей бедности. Он, не жалея сил, работал, добивался успеха в жизни, копил деньги, так что через много лет превратился в богатого человека, отца восемнадцати детей, владельца успешного бизнеса и землевладельца.
 
Он прекрасно обеспечивал свою семью и множество детей, но ему редко выпадало счастье побыть с семьей, поскольку приходилось постоянно быть в курсе всех своих дел. У него выработалось несколько твердых правил собственной трудовой этики, в частности: самое важное в жизни — это хорошее образование, а мера успешной жизни человека — это быть состоятельным и преуспевающим.
 
Именно этим принципам он старался обучить всех своих многочисленных детей, внушая им: «У меня не было возможности учиться, поэтому я хочу, чтобы у вас было самое лучшее образование. Мне в юности пришлось начинать с нуля, но благодаря упорному труду и бережливости, а также благодаря правильным вложениям денег я теперь богат. Вследствие этого вам не придется начинать жизнь без ничего, как когда-то мне: вы можете получить престижное образование и построить хорошую карьеру».
 
Как и хотелось отцу, почти все эти восемнадцать детей уехали на Запад, чтобы получить престижное образование и построить карьеру. Большинство из них пополнили ряды врачей, юристов, инженеров и владельцев собственного бизнеса, чтобы исполнить мечты своего отца.
 
К сожалению, отцовские наставления не всегда способствовали личному счастью детей. Кто-то из сыновей продолжил эту династию людей, полностью посвятивших жизнь работе и карьере, вследствие чего они мало видели свою семью и не смогли достичь взаимопонимания со своими детьми. Некоторые сыновья, наоборот, устав от постоянных напоминаний о необходимости учиться и работать, стали бездельниками, на которых остальные родственники смотрели как на «паршивых овец» в семье.
Дочери этого человека также устремились к образованию, что означало отказ от замужества до тех пор, пока они не окончат университеты и не получат научных степеней. Когда же наконец их образование было завершено, им уже было по 25 — а то и 27 лет, что означало резкое сокращение круга возможных женихов (так как большинство мужчин к этому возрасту уже были женаты). Те из дочерей, кто все-таки сумел создать семью, много времени проводили вне дома, добиваясь хорошей позиции на работе, что неминуемо сказывалось на их отношении с мужьями, а то и вовсе приводило к распаду семьи.
 
Набиль, чью историю я здесь привожу, был из числа сыновей-трудоголиков. Он крепко запомнил наставления отца о первичности образования, карьеры и финансового благополучия. Более того, отец несколько раз повторял своим детям: «Если в день моей смерти вы будете заняты учебой или работой, то я никогда не прощу вам, если вы возьмете отпуск ради присутствия на моих похоронах. Ваше образование и карьера должны быть первостепенными для вас. Не пропускайте ради меня ни одного дня — даже если это день моей смерти. Это мое последнее желание».
 
И действительно, отец скончался, когда большинство его детей учились в США или Англии. Набиль напомнил мне, что он не стал отпрашиваться с учебы ради похорон отца, поскольку сам отец этого хотел: «Я поступил так, как хотел отец, так что никто не может упрекнуть меня». «Неужели образование и карьера важнее семьи?» — удивился я, — «разве несколько дней занятий настолько важны, что человек может пренебречь естественной человеческой потребностью побыть рядом с умирающими родителями и проводить их в последний путь?»
 
Этот вопрос несколько сбил с толку моего собеседника: «Ну мое присутствие все равно ничего бы не изменило, отец ведь уже умер. А как мне говорили, он специально не разрешал сообщать детям о том, что он тяжело болен, чтобы не мешать нашей учебе», — проговорил он, явно испытывая неловкость, поскольку никогда не думал о своем поступке с такой стороны.
 
У Набиля есть двое сыновей, которым сейчас уже за тридцать. Они выросли в США, учились в самых престижных университетах. Отец позаботился о том, чтобы они ни в чем не нуждались и получили бы самое лучшее образование. Более того, он похвастался, что во время их учебы постоянно держал «руку на пульсе» — навещая их несколько раз за семестр, следя, чтобы они не сбились с пути. «Никто из родителей их соучеников не навещал детей чаще, чем я», — с гордостью сказал он.
 
Он рассказал мне интересную подробность о том эпизоде жизни своих сыновей. Он не просто навещал детей — нет, он создал своего рода «шкалу успеваемости», по которой оценивал, насколько сыновья оправдывают его ожидания. В этом списке было около двадцати пяти пунктов, которые он подробно расписывал. Первое место в списке занимали оценки его детей, посещаемость занятий и другие академические требования. Также отец не упустил из виду умение детей завести себе полезные знакомства среди учеников и уделить внимание карьере — пытаются ли они зарекомендовать себя перед будущими работодателями, к примеру? В списке Набиля были даже требования к одежде детей: никакой мусульманской одежды — только европейские костюмы. Сыновьям не рекомендовалось дружить с мусульманскими студентами, поскольку, по мнению отца, они не были в достаточной мере сосредоточены на учебе и будущей карьере.
 
Однако, к большому сожалению отца, его сыновья не оправдали надежд в той мере, в которой он хотел их видеть. Нет, никто из них не связался с дурной компанией, не привержен вредным привычкам, не бездельничает. Наоборот, они вполне состоявшиеся люди, с хорошей работой, у них есть семьи и свои дети, которых они обеспечивают всем необходимым. Они прекрасные мужья и отцы. Тем не менее, Набиль считает, что его сыновья преданы семейным ценностям не настолько, как это сделал он сам в отношении своего отца.
 
Сыновья его считают главным не карьеру, деньги и статус в обществе, но религию и семейные ценности. Выбирая себе место работы, они всегда интересуются, смогут ли они практиковать религию, не будет ли работа забирать слишком много времени, так что они не смогут уделить внимание общению с женами и детьми? Они говорят отцу: какой смысл трудиться ради семьи таким образом, что не иметь возможности видеть свою семью? Если мы не сможем видеть, как растут наши дети, если у нас не возникнет взаимопонимания, какой смысл в нашей жизни вообще?
 
Зачем я рассказал эту историю? К сожалению, этот пример довольно типичен для мусульман, живущих в западном обществе. Родители с трудом выбились из бедности, добились какого-то успеха в жизни и передают своим детям те же идеи: самое главное — это образование, деньги и карьера. Религия, традиции, семейные ценности — это что-то такое неважное, устаревшее, что скорее мешает в жизни, чем помогает.
 
Успех — это важная составляющая жизни, но смотря что понимать под успехом? Когда звучит азан, призыв к молитве, там есть такие слова:
 
«Хайя аля с-салят, хайя аля-ль-фалях!» — «Спешите к молитве, спешите к успеху!»
 
То есть, религия тоже говорит про успех, но успех немыслим без поклонения Всевышнему. На первом месте должны быть ценности религии — поклонение, нравственность, семья, родственные отношения, а уж потом карьера, финансовый успех, материальное благополучие. Разумеется, здесь не идет речь о другой крайности — когда некоторые молодые люди под прикрытием благочестия бездельничают, отказываются работать и обеспечивать свою семью. Но во всем должен быть баланс и правильная расстановка приоритетов.
 
В каждой семье есть какие-то идеи и ценности, которые передаются от отцов к детям. Но при всем уважении к этим ценностям, их нужно поверять мерой религии: насколько они имеют значение? Пусть мерилом ваших ценностей будет Ислам, который поможет вам различать правильное и неправильное, важное и второстепенное, успех и неудачу — даже если это в чем-то будет идти вразрез с тем, что вы унаследовали от родителей. Научите себя и своих детей истинным исламским ценностям, и тогда они, поистине, добьются успеха в жизни.
Источник: azan.kz

This post has been viewed 105 times.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Мир Мусульманки, Читальный зал

  1. Пока что нет комментариев.


© 2011 Danilin.biz — Создание сайтов на Wordpress
© 2011-2022 — Madrasah2.ru