ПРОРОК МУХАММАД (мир ему и благословение) СКАЗАЛ: "ПРИОБРЕТАЙТЕ ЗНАНИЯ, ИБО ЭТО - БОГОБОЯЗНЕННОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЕ К НИМ - ЭТО ПОКЛОНЕНИЕ (ибадат), ОБСУЖДЕНИЕ ИХ - ЭТО СЛАВОСЛОВИЕ (тасбих), РАССПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С НИМИ, – ЭТО ДЖИХАД, ОБУЧЕНИЕ ИМ НЕЗНАЮЩЕГО - ЭТО МИЛОСТЫНЯ (садака), ПЕРЕДАЧА ИХ ДОСТОЙНОМУ – ЭТО ДЕЯНИЕ, КОТОРОЕ ПРИБЛИЖАЕТ К АЛЛАhУ. ЗНАНИЯ ОЧЕРЧИВАЮТ ГРАНИЦУ МЕЖДУ ДОЗВОЛЕННЫМ (халяль) И ЗАПРЕТНЫМ (харам), ОНИ – СВЕТИЛА НА ПУТИ В РАЙ, РАЗВЛЕЧЕНИЕ ПРИ ОДИНОЧЕСТВЕ, ДРУГ НА ЧУЖБИНЕ, ТВОЙ СОБЕСЕДНИК, КОГДА ТЫ ОДИН, ПРОВОДНИК В РАДОСТИ И ГОРЕ, ОРУЖИЕ ПРОТИВ ВРАГОВ И ТВОЕ УКРАШЕНИЕ СРЕДИ ДРУЗЕЙ...
Главная > Читальный зал > ШИГАБУТДИН МАРДЖАНИ

ШИГАБУТДИН МАРДЖАНИ

КЕМ ОКАЗАЛСЯ ТАИНСТВЕННЫЙ СТАРЕЦ, СИДЕВШИЙ ВОЗЛЕ МЕЧЕТИ АЛЬ-ХАРАМ?

В 1915 году во время подготовки к вековому юбилею выдающегося религиозного и общественного деятеля, ученого и философа Шигабутдина Марджани (1818-1889) в Казани была издана книга, посвященная великому ученому. В нее вошли сочинения богослова, воспоминания о нем. Составители сборника включили в него отрывки из трудов богослова по злободневным вопросам Ислама, которые не потеряли своей значимости и в наше время.

Предлагаем вниманию читателей заключительные главы указанной книги

В журнале «Шура» были опубликованы воспоминания Нигматуллы хаджи из города Тюмени, который рассказал, как будучи в Мекке рядом с мечетью уль-Харам увидел почтенного старца. Лицо его показалось знакомым, и хаджи, поприветствовав его, назвал себя. Старик поинтересовался кто он и откуда. Представьте себе, этим старцем оказался выдающийся Шигабутдин хазрат Марджани.

Нигматулла хаджи пишет, что его новый знакомый в беседе показал себя блестящим и глубокомысленным собеседником, мужественным поборником истины. Ему стало понятно, почему при упоминании имени «Шигаб» у некоторых имамов перехватывает дух, так как они чувствуют себя весьма неловко оттого, что у них не хватает смелости открыто высказывать свои мысли в присутствии самого богослова. Хаджи делает многозначительный вывод: «Истинный ученый должен обладать смелостью, как это было характерно для Шигабутдина Марджани!»

Марджани был весьма неравнодушен к лошадям и имел хороший выезд. У него были отличные скакуны, стоимостью за пару не менее  в тысячу рублей.

Однажды к нему в гости прибыли его хорошие друзья и единомышленники Садретдин мулла и Абдулазиз мулла аль-Ашити. Надо признать, что и их кони, да и упряжь были превосходны. Марджани обратил на это внимание срезу и велел заложить своих лучших рысаков, чтобы проводить гостей, как подобает тому обычай. Вспомнив свою юность, уважаемые люди устроили скачки, в которой первенствовали гости. На финише Шигаб хазрат, прощаясь с товарищами, заметил: «Резвость ваших рысаков налицо, пусть они доставят вас домой в целости и сохранности!»

Марджани во всем был горячим приверженцем, прежде всего Ислама и своего родного народа. Он придавал важное значение национальной специфике. Порой, не обнаружив в торговых рядах, которые содержались правоверными, нужных ему предметов и товаров, он с горечью вопрошал: «Что же мешает нашим единоверцам производить и торговать этими вещами? Почему мы должны приобретать эти товары у людей иной веры?»

В особенности это касалось продуктов питания, кондитерских изделий,  производство которых правоверные не решались взять на себя. Его также весьма огорчало, что вывески на магазинах и торговых рядах выполнены не на татарском языке и не понятны правоверным.

«Почему ваши вывески написаны не по мусульмански? — взывал он к владельцам торговых рядов, — ведь государство не запрещает и не чинит препятствий этому, поэтому не бойтесь делать вывески понятные народу и не такими мелкими буквами, а крупным, разборчивым шрифтом и устанавливайте их повыше, чтобы все было видно издалека!»

Шигаб хазрат превыше всего ставил Ислам и нормы Шариата. Он считал макрухом – нежелательным написание в окончании фамилий мусульман «-ов» и «-ин» и любил с гордостью повторять: «В своей жизни я ни разу не подписался как «Багаутдинов», а также не употреблял летоисчисление по милади!» Это можно обнаружить и в его трудах, где он избегал писать в окончаниях фамилий пресловутое «ов», а также при обозначении дат непременно указывал годы по хиджре.

Однажды в Казани сменился губернатор. В связи с этим один из мюридов Хасан ишана из деревни Корса, явившись к Шигаб хазрату, передал не скрывая своего волнения: «Хазрат! До этого я был высокого мнения о будущем нашем губернаторе, к моему великому сожалению, я ошибался…»

Марджани спросил его встревоженно: «В чем же это проявилось?» Мюрид ответил, что до него дошел слух, что этот человек первым делом нанес визит  архиерею.

Марджани на это ответил улыбаясь: «Так, по-твоему, губернатор был бы хорош, если первым делом стал бы знакомиться с ишаном из деревни Корса Хасаном?»
С книгой «Марджани» 1915 года издания  можно ознакомиться на портале www.darul-kutub.com
Источник: Islam-Today


This post has been viewed 877 times.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читальный зал

  1. Пока что нет комментариев.


© 2011 Danilin.biz — Создание сайтов на Wordpress
© 2011-2016 — Madrasah2.ru