ПРОРОК МУХАММАД (мир ему и благословение) СКАЗАЛ: "ПРИОБРЕТАЙТЕ ЗНАНИЯ, ИБО ЭТО - БОГОБОЯЗНЕННОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЕ К НИМ - ЭТО ПОКЛОНЕНИЕ (ибадат), ОБСУЖДЕНИЕ ИХ - ЭТО СЛАВОСЛОВИЕ (тасбих), РАССПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С НИМИ, – ЭТО ДЖИХАД, ОБУЧЕНИЕ ИМ НЕЗНАЮЩЕГО - ЭТО МИЛОСТЫНЯ (садака), ПЕРЕДАЧА ИХ ДОСТОЙНОМУ – ЭТО ДЕЯНИЕ, КОТОРОЕ ПРИБЛИЖАЕТ К АЛЛАhУ. ЗНАНИЯ ОЧЕРЧИВАЮТ ГРАНИЦУ МЕЖДУ ДОЗВОЛЕННЫМ (халяль) И ЗАПРЕТНЫМ (харам), ОНИ – СВЕТИЛА НА ПУТИ В РАЙ, РАЗВЛЕЧЕНИЕ ПРИ ОДИНОЧЕСТВЕ, ДРУГ НА ЧУЖБИНЕ, ТВОЙ СОБЕСЕДНИК, КОГДА ТЫ ОДИН, ПРОВОДНИК В РАДОСТИ И ГОРЕ, ОРУЖИЕ ПРОТИВ ВРАГОВ И ТВОЕ УКРАШЕНИЕ СРЕДИ ДРУЗЕЙ...
Главная > В часы досуга, Читальный зал > ЖИЗНЬ И НАСЛЕДИЕ ИМАМА АБУ ХАНИФЫ (5)

ЖИЗНЬ И НАСЛЕДИЕ ИМАМА АБУ ХАНИФЫ (5)

  РАССКАЗЫ

Проход в стене

Один человек спросил Абу-Ханифу, имеет ли он право прорубить проход в стене своего двора.

-  Прорубай что хочешь, не спрашивая своего соседа, — ответил он.

Однако этот самый сосед обратился по данному вопросу к городскому судье Ибн-Абу-Ляйле, и тот вынес решение в его пользу. Владелец стены пожаловался Абу-Ханифе. И ученый вновь сказал ему:

- Делай дверь!

Сосед опять заставил пойти его в суд, и вновь судья оказался на его стороне. Тогда ученый спросил владельца стены:

- Сколько стоит твоя стена?

- Три динара, — был ответ.

- Я тебе их возмещу. Ступай и разрушь стену от начала до конца. Человек пошел ломать стену. Но сосед вновь привел его к судье.

-  Он же ломает свою стену, а ты просишь меня запретить ему это? — сказал судья. И добавил, обратившись к владельцу: — Ступай, сломай ее и делай что хочешь!

-  Тогда почему вы меня мучили и запрещали сделать проход, когда это легче для меня? — не выдержал изнеможенный судебными тяжбами человек.

-  Когда один идет к тому, кто указывает на мою ошибку, то как же я должен поступить, узнав о своей ошибке? — ответил судья.

 

Наследство для Абу-Ханифы

Однажды во время отъезда Абу-Ханифы умер человек, который определил Имама своим наследником. По возвращении ученый обратился по этому вопросу к куфийскому судье Ибн-Шубруме, подкрепив свое притязание необходимыми свидетельствами. Но Ибн-Шубрума, недолюбливавший ученого, решил отказать Абу-Ханифе в его законном праве:

- А ты можешь поклясться, что твои свидетели говорят правду?

- Я не должен клясться, ибо отсутствовал, — ответил Имам.

- Логика твоя ошибочна!

- А что в таком случае ты скажешь о слепом, которому нанесли телесное увечье и два его свидетеля подтверждают это? Должен ли он поклясться, что свидетели его говорят правду, хотя он и не видел этого?

Ибн-Шубрума был вынужден присудить Абу-Ханифе его долю наследства.

 

Суд над сумасшедшей

Одна одержимая по имени Умм-Имран обругала прохожего, и когда тот ей ответил, назвала его ублюдком (ибн аз-занияйн). Свидетелем инцидента стал городской судья Куфы Ибн-Абу-Ляйла, который посчитал, что слова женщины следует расценивать не как простое ругательство, а как публичное обвинение в половой распущенности родителей прохожего. Согласно же мусульманскому праву, недоказанное обвинение в прелюбодеянии (казф) считалось уголовным преступлением. Поэтому судья велел привести женщину в мечеть и дважды подвергнуть телесному бичеванию (хадд). Первое бичевание полагалось за хулу на отца пострадавшего, вторую — за хулу на его мать. Приговор судьи привели в исполнение.

Услышав о случившемся, Абу-Ханифа сказал: «Он ошибся в шести местах. [Во-первых], глупец не подлежит уголовному преследованию (хадд). [Во-вторых], он произвел бичевание в мечети, а это недопустимо. [В-третьих], побил ее стоящей, а женщины побиваются сидящими. [В-четвертых], присудил ей две меры наказания, в то время как обвиняющий в прелюбодеянии сразу несколько человек подвергается лишь одному наказанию. [В-пятых], побил ее, хотя родители прохожего отсутствовали. А наказание полагалось бы лишь при их присутствии, ибо бичевание налагается лишь по просьбе [пострадавшего]. [И, наконец, в-шестых], он объединил сразу два бичевания, тогда как приговоренный кдвум бичеваниям не подвергается одному из них, пока не заживут раны от другого».

Прознав об этом, Ибн-Абу-Ляйла пожаловался халифу, и тот запретил Абу-Ханифе выносить какие бы то ни было юридические оценки (йуфти). Но затем наместник Куфы Иса ибн Муса столкнулся с некоторыми сложными правовыми вопросами (маса’иль). К консультациям был привлечен Абу-Ханифа. Ису ответы ученого удовлетворили, и он вновь позволил ему вернуться к юридической практике.

 

Финиковое вино

Торговый компаньон Абу-Ханифы Ибн-Кырат рассказывал:

-  Однажды я ездил в хадж с Абу-Ханифой и Суфьяном ас-Са-ури. В каком бы городе они ни останавливались, люди собирались вокруг них [со своими вопросами], восклицая: «Факихи Ирака!».

Суфьян ехал впереди, а Абу-Ханифа шел сзади него. Если его спрашивали о чем-либо, когда уже появлялся Абу-Ханифа, то он не отвечал, давая ответить Абу-Ханифс. И вот Абу-Ханифу спросили о набизе, и он уже хотел было высказаться в смысле его позволительности, но Суфьян закрыл ему рот рукой, заметив: «То, что мы разрешаем в Куфе, неприемлемо для Медины».

 

Нововведенцы

Факих Мисар ибн Кидам решил оставить своих собственных учеников, дабы посещать занятия Абу-Ханифы.

-  Мы спрашивали тебя о хадисах, а ты подсел к нововведенцам? — спрашивали брошенные и возмущенные студенты.

- Если бы встал самый малый из них посреди паломников, то он всех бы превзошел в знании! — ответил Мисар.

О вопросах фикха, кыясе и находчивости

 

Молчаливая жена

Глубокой ночью к Абу-Ханифе пришел человек, который, рыдая, поведал следующее:

- Я поклялся, что если жена не заговорит со мной до утра, то она разведена. А теперь сожалею о своей клятве и боюсь ее потерять.

-  Ступай к ней, — велел Абу-Ханифа — и скажи: «Мне сообщили, что твой отец плетет заговор против меня». И она заговорит с тобой.

Человек так и поступил. И когда он сказал жене то, чему научил его Абу-Ханифа, она воскликнула:

- Как же! Ты сам и отец твой интриганы!

И стала осыпать своего мужа всевозможными ругательствами. Тем не менее брак был сохранен.

 

Молчаливая пара

К Абу-Ханифе пришел некий человек и сказал:

- Я поклялся, что не заговорю с женой, разве что она сама заговорит со мной. Она же поклялась раздать как милостыню свое имущество, что не заговорит со мной, разве что я заговорю с ней.

- Ты спрашивал кого-нибудь об этом?

-  Да, Суфьяна ас-Саури. По его мнению, кто заговорит, тот и нарушит клятву.

-  Разговаривай со своей женой, и никто из вас не нарушит клятвы.

Человек отправился к Суфьяну и поведал ему об ответе Абу-Ха-нифы. Разгневанный Суфьян отправился к Имаму:

- Разрешаешь недозволенную близость?!

- А что случилось?

- Повторите ему вопрос!

Когда Абу-Ханифе был повторен тот же вопрос, он повторил им свой ответ.

- Откуда ты взял это? — спросил Суфьян.

-  Произнеся свою клятву после его клятвы, жена тем самым заговорила с ним, а его клятва утратила силу, и, стало быть, если он заговорит с ней, то ни он, ни она не нарушат клятву, ибо когда она заговорила с ним после клятвы, клятва для обоих утратила свою силу.

- Перед тобой открывается знание о таких вещах, в которых все мы невежды! — был вынужден признать Суфьян.

 

Абу-Ханифа сохранил семью

На похоронах одного юноши из знатного рода Хашимитов собралась многочисленная публика, много знати и аристократов. Вдруг похоронная процессия остановилась: обезумевшая мать преградила ей дорогу, срывая с себя одежды. Чтобы хоть как-то успокоить женщину, ее муж поклялся, что разведется с ней, если та не вернется домой. В ответ она поклялась, что раздаст все свое имущество как милостыню, но не вернется, пока супруг не совершит над покойным сыном похоронную молитву. По одному хадису, женщины не могут присутствовать при похоронных молитвах, так как недопустимо, чтобы они стояли рядом с посторонними мужчинами, а значит, дело грозило обернуться наихудшим образом.

Взоры всех собравшихся обратились к присутствовавшему на похоронах факиху Ибн-Шубруме в надежде, что он сможет с точки зрения богослужебного права разрешить возникший конфуз. Однако растерявшийся правовед осилил лишь одну-единственную фразу: «Ступайте и позовите Абу-Ханифу». Абу-Ханифа стоял неподалеку среди людей. Подойдя, он спросил супругов, стоящих в народе, об их клятвах. Узнав, в чем дело, ученый распорядился положить носилки. «Выйди вперед, — сказал он, обращаясь к мужу — и молись над своим сыном». А после молитвы обратился к жене: «Возвращайся, теперь вы оба разрешились от ваших клятв». Народ пребывал в почтенном изумлении, ведь не каждый может сразу сообразить, что коллективное участие собравшихся не является условием проведения похоронного намаза.

Вспоминая этот случай, Ибн-Шубрума любил повторять: «Женщины не способны родить подобного ан-Нуману»

 

Ученики Имама ниспровергают недоброжелателей

Однажды Яхья ибн Сайд, судья Куфы, сказал мединскому ученому и факиху Рабие ар-Рай:

-  Тебя не удивляют жители этого города: все они следуют во мнении одному человеку!

Эти слова дошли до Абу-Ханифы, который к Яхья ей отправил Якуба, Зуфара и еше нескольких своих учеников, сказав: «Сопоставляйте и дискутируйте с ним!». Якуб поднял перед недоброжелателем Абу-Ханифы такой вопрос:

- Что вы скажете о рабе, принадлежащем двоим хозяевам, которому дал вольную один из них?

- Один хозяин не может давать вольную.

- Почему?

- Потому что этим наносится вред [второму хозяину], а со слов Пророка повествуется: «Не дозволено вредить и желать навредить!».

- А если даст вольную другой?

- Такая вольная позволительна.

-  Но тогда вы отказались от своего мнения, ибо слова первого хозяина не сделали ничего и не дали рабу свободу. Стало быть, когда второй хозяин дает вольную, то тот остается рабом!

Яхья был вынужден молчать.

 

Развод — не пятно на одежде

Один человек засомневался, действителен ли его развод. За консультациями он обратился к разным правоведам. «Отпусти ее, а затем верни», — предложил Шарик ибн Абдаллах выход из ситуации. «Скажи так: «Если я развелся с ней, — определил Суфьян ас-Саури, — то возвращаю ее»». «Она твоя жена до тех пор, — ответил Зуфар ибн аль-Хузайл, — пока ты сам уверен в этом».

Абу-Ханифа прокомментировал каждое из вынесенных решений. «Ас-Саури явил тебе богобоязненность, — сказал он этому  человеку, — Зуфар явил самую суть фикха. А Шарик ибы Абдаллах подобен человеку, которому ты сказал: «Я не знаю, попала ли моча па мою одежду или нет», а он тебе отвечает: «Помочись на свое одеяние, а затем простирни его»».
Продолжение следует, инша Аллаh.


This post has been viewed 1236 times.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

В часы досуга, Читальный зал

  1. Мадина
    23 Сентябрь 2012 в 20:17 | #1

    МашаАллагь, с нетерпением жду!! :)

  1. Пока что нет уведомлений.


© 2011 Danilin.biz — Создание сайтов на Wordpress
© 2011-2021 — Madrasah2.ru