ПРОРОК МУХАММАД (мир ему и благословение) СКАЗАЛ: "ПРИОБРЕТАЙТЕ ЗНАНИЯ, ИБО ЭТО - БОГОБОЯЗНЕННОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЕ К НИМ - ЭТО ПОКЛОНЕНИЕ (ибадат), ОБСУЖДЕНИЕ ИХ - ЭТО СЛАВОСЛОВИЕ (тасбих), РАССПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С НИМИ, – ЭТО ДЖИХАД, ОБУЧЕНИЕ ИМ НЕЗНАЮЩЕГО - ЭТО МИЛОСТЫНЯ (садака), ПЕРЕДАЧА ИХ ДОСТОЙНОМУ – ЭТО ДЕЯНИЕ, КОТОРОЕ ПРИБЛИЖАЕТ К АЛЛАhУ. ЗНАНИЯ ОЧЕРЧИВАЮТ ГРАНИЦУ МЕЖДУ ДОЗВОЛЕННЫМ (халяль) И ЗАПРЕТНЫМ (харам), ОНИ – СВЕТИЛА НА ПУТИ В РАЙ, РАЗВЛЕЧЕНИЕ ПРИ ОДИНОЧЕСТВЕ, ДРУГ НА ЧУЖБИНЕ, ТВОЙ СОБЕСЕДНИК, КОГДА ТЫ ОДИН, ПРОВОДНИК В РАДОСТИ И ГОРЕ, ОРУЖИЕ ПРОТИВ ВРАГОВ И ТВОЕ УКРАШЕНИЕ СРЕДИ ДРУЗЕЙ...

НАСТАВЛЕНИЯ 30, 31

НАСТАВЛЕНИЯ О ВАЖНОСТИ ИСЛАМСКИХ ЗНАНИЙ И МЕТОДАХ ИХ ПРИОБРЕТЕНИЯ

Этика ученика в отношении знания

Этика по отношению к знанию — это прямое следствие соблюдения этики в отношении учителя. Если ученик любит учителя, уважает его, стремится перенять у него похвальные нравственные качества, то и отношение устаза к знанию непременно перейдет к ученику. А ученый не стал бы ученым без серьезного, почтительного отношения к знаниям.
 
Так, саляфы порицали тех, кто ведет себя несерьезно на уроках, шутит и смеется.
 
Имам аль-Хатыб аль-Багдади привел[1] с иснадом до Али, да будет Аллах им доволен, его слова: «Когда вы получаете знания, сохраняйте их: не смешивайте их со смешным и ложным, иначе ваши сердца отвергнут эти знания».
 
Имам Ахмад аль-Ями (ум. 258 г. по хиджре), учитель имамов ат-Тирмизи и Ибн Маджы, да помилует их Аллах, говорил[2]: «Если бы ты увидел нас в то время, как мы записывали хадисы, то ты не услышал бы ни одного звука, кроме скрипа пера и плача».
 
Абудллах ибн аль-Мубарак передал[3], что Абдуль-А’ля ат-Тайми сказал: «Тот, кому дано знание и он не плачет, не способен получить пользу от своих знаний. Поистине, Всевышний Аллах так описал ученых:
 
إِنَّ الَّذِينَ أُوتُوا الْعِلْمَ مِن قَبْلِهِ إِذَا يُتْلَىٰ عَلَيْهِمْ يَخِرُّونَ لِلْأَذْقَانِ سُجَّدًا
وَيَقُولُونَ سُبْحَانَ رَبِّنَا إِن كَانَ وَعْدُ رَبِّنَا لَمَفْعُولً-وَيَخِرُّونَ لِلْأَذْقَانِ يَبْكُونَ وَيَزِيدُهُمْ خُشُوعًا 
«Воистину, когда его (Коран) читают тем, кому прежде было даровано знание, они падают ниц, касаясь земли своими подбородками. Они говорят: «Хвала нашему Господу! Воистину, обещание нашего Господа непременно исполнится». Они падают ниц, касаясь земли подбородками и рыдая. И это приумножает их смирение»». (Сура «аль-Исра» аяты 107 — 109).
 
Самый главный адаб ученика по отношению к знаниям — это практика знания, приобретение похвальных нравственных качеств и совершенства обладателей знания.
 
Имам аль-Хатыб передал[4] слова имама Ибрахима аль-Харби: «Когда человек узнает что-то из этики Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, ему необходимо практиковать это».
 
Также он передал слова Хасана аль-Басри, да помилует его Аллах: «Если человек получает знания, это непременно должно отражаться в его смирении, поведении, речи, взглядах и поступках».
 
Воспитание учителя играет ключевую роль в приобретении адаба, в целом, и осознания необходимости практиковать знания, в частности. Шейх Аввама, хафизахуллах, приводит три истории об ученых разных эпох, иллюстрирующих эту мысль.
 
Передал аль-Хатыб слова Абу ‘Асамы аль-Байхакы: «Я провел ночь в доме Ахмада ибн Ханбаля. Он принес мне воды и поставил. Когда проснулся, он посмотрел на воду и увидел, что она нетронута. Он сказал: «Пречист Аллах! Человек получает знания, при этом не встает ночью на намаз!»»
 
‘Укба ибн Абу Джа’фар ибн Хамдан передал слова своего отца Абу Джа’фара, да помилует их Аллах: «Я присутствовал на уроке Абу Абдуллаха аль-Марвази — возможно, речь идет об имаме Мухаммаде аль-Марвази (202 — 294 г. по хиджре) — и наступило время дневного намаза. Абу Абдуллах прочитал азан. Я вышел из мечети. Он спросил меня:
- Абу Джа’фар, куда ты?
Я ответил:
- Совершить омовение для намаза.
Он сказал:
- Я думал о тебе иначе. Наступает время намаза, а у тебя нет омовения!»
 
Третью историю рассказал шейху Авваме шейх Мухаммад ‘Авад, ученик шейха Абуль-Карима ар-Рифа’и, да помилует Аллах их обоих. Однажды шейх Мухаммад совершил намаз духа в мечети, а затем сразу после саляма встал и поспешил к выходу. Его шейх это увидел и подозвал к себе:
 
- Шейх Мухаммад, разве у тебя нет нужды в Аллахе?
Ученик в испуге спросил его:
- Почему, учитель?
- Ты сразу встал после саляма и не попросил у Аллаха ничего в дуа.
 
Тот, кто не получал знания у учителей, не имел с ними глубокой духовной связи, не может рассчитывать на такого рода воспитание, дающее плоды в виде приобретения этики особых рабов Аллаха, которых он облагодетельствовал знаниями. Шейх Аввавма пишет, что и у обладателей дипломов о высшем исламском образовании часто не бывает этих качеств, ведь, строго говоря, они не получали знаний от шейхов в традиционном смысле. Что же говорить о тех, кто учился сам, читая книги или слушая уроки в интернете.
 
Интернет предоставляет немалые возможности сейчас для того, чтобы заинтересовать людей Исламом, дать им необходимый минимум знаний, объяснить важность дальнейшего более глубокого изучения религии. Но это лишь доступ  к информации, которая не заменит полноценной учебы у шейхов, дающей, помимо самих знаний, воспитание и духовный рост.

[1] В «аль-Джами’» (213 — 217).

[2] Привел Ибн Муфлих, да помилует его Аллах, в «аль-Адаб аш-шар’ийя» (т. 1, с. 162).

[3] В «аз-Зухд» (125).

[4] В «аль-Джами’» (176, 178, 181, 182).

 

Самый главный адаб для всех, кто имеет отношение к знанию, будь то начинающий студент или умудренный опытом шейх — быть в состоянии омовения во время чтения книг и присутствия на уроке. Для уроков Корана это само собой разумеется, но этот адаб очень важно соблюдать абсолютно для всех шариатских наук без исключения, вплоть до занятий арабской грамматикой или логикой (мантык).
 
Мы знаем из фикха, что без полного и малого омовения запрещено касаться Корана, даже части аята, напечатанного, например, в другой книге или написанного на бумаге. Также это касается смыслов Корана на любом другом языке, скажем, русском или казахском[1]. Часть ханафитских ученых также вынесла решение, что и книг по тафсиру (толкованию Корана) обязательно касаться только в состоянии ритуальной чистоты[2]. Также ученые постановили, что читать Коран вслух, прикасаться к шариатским книгам, читать, рассказывать и комментировать хадисы желательно (мандуб), будучи в омовении[3].
 
Зная это, мы понимаем, что для каждого, кто имеет отношение к знанию — толиба или шейха — важно соблюдать эти решения Шариата, украшая их еще и соблюдением этики, будучи строгим и последовательным в сохранении ритуальной чистоты, распространяя эти нормы абсолютно на все, что относится к процессу получения и передачи знаний.
 
Имам Ибн Асакир передал в «ат-Тарих»[4] слова Абу Усмана ас-Сабуни (373 — 449 г. по хиджре), да помилует их Аллах, имама ученых Хорасана своего времени: «Я никогда не входил в библиотеку без омовения, не передавал хадис, не сидел на уроке, не преподавал без омовения».
 
Бурхануддин аз-Зарнуджи, да помилует его Аллах, пишет в «Та’лим аль-мута’аллим»: «Возвеличивание книг — проявление почтения к знанию. Толибу следует касаться книги, только будучи в состоянии омовения. Передают от шейха имама Шамс аль-аимма аль-Хальвани его слова: «Я получил знания, благодаря возвеличиванию знания. Даже один листок я всегда брал в состоянии чистоты». Шейх имам Шамс аль-аимма ас-Сарахси однажды страдал желудком, и за одну ночь семнадцать раз переделывал малое омовение, поскольку никогда не читал без омовения. Ведь знание — это свет. И омовение — свет. И его светом умножается свет знания»[5].
 
Похожая история передается про имама Абу аль-Хасана аль-Каттана (254 — 345 г. по хиджре), ученика имама-мухаддиса Ибн Маджи, да помилует их Аллах. Он однажды за один день из-за болезни переделывал омовение более девяноста раз. Он говорил: «Я хочу встретить ангела смерти в состоянии чистоты»[6].
 
У имама Ибн Абдуль-Барра, да помилует его Аллах, в книге «Джами’ баян аль-’ильм ва фадлихи» есть целая глава под названием «Глава о перечислении некоторых (ученых) из тех, кто передавал хадисы Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, только в состоянии омовения». Имам аль-Хатыб аль-Багдади в «аль-Джами’ ли ахляк ар-рави ва адаб ас-сами’» пишет также[7]: «Желательно читать хадисы из книги и касаться ее, будучи в состоянии чистоты». Слова с таким смыслом передаются от Катады, великого табиина, и от имама Малика, да будет Аллах ими доволен.
 
Также важно стараться соблюдать адаб в расположении книг. Это значит не класть никаких посторонних предметов на книги: ни карандашей, ни четок, ни цветов, ни тюбетеек и так далее. Имам аз-Зарнуджи пишет: «Из обязательного возвеличивания книг: (…) не класть ничего постороннего на книги, вроде чернильницы и тому подобного».
 
Также важно располагать книги в стопках по степени важности науки. Имам аз-Зарнуджи пишет: «Класть книги по тафсиру выше остальных книг». Комментатор «Та’лим аль-мута’аллим» шейх Исмаиль ибн Усман Базари пишет: «Класть книги друг на друга можно только в случае необходимости. Если нужды в этом нет, то не следует так поступать. Сначала кладутся книги по вспомогательным наукам: сарфу, нахв, риторике. Затем книги по фикху, затем по хадису, затем тафсир. Священный Коран кладется выше всех остальных книг, причем обложкой вверх (так, чтобы начало Корана оказалось сверху)»[8].
 
Имам Зарнуджи упоминает еще один адаб: «Из обязательного возвеличивания книг: не протягивать ноги в их сторону». Комментатор поясняет: «Одну ногу или обе, сидишь ты или лежишь»[9].
 
Шейх Аввама рассказывает две истории, в которых упоминаются еще два адаба. Одна из них произошла с ним самим, другой он стал свидетелем.
 
В годы учебы в Алеппо шейх как-то шел, держа книгу в левой руке. Его устаз шейх Ахмад Каллас, да помилует его Аллах, заметил это, взял книгу из его левой руки и переложил в правую, говоря: «О Аллах! Вручи мне книгу моих деяний справа». Ведь будущим обитателям Рая книга их деяний в Судный день будет подана справа.
 
Чуть позже шейх поступил на учебу в университет Дамаска. В конце первого курса у него был устный экзамен по фикху. Программной книгой была «Тухфа аль-фукаха» имама ас-Самарканди (шейх, да сохранит его Аллах, ханафит). И вот один студент, устав от долгого ожидания, захотел сесть на ступеньку в аудитории. Супенька была очень пыльной, а студент был в черных штанах, на которых пыль очень заметна. И он, чтобы не испачкать штаны, подложил под себя том «Тухфа аль-фукаха», и сел на него. СубханаЛлах!
 
В следующей статье мы продолжим тему, иншааЛлах, дополнив наш разговор об этике отношения к книгам полезными сведениями из книги «Тазкира ас-сами’ ва аль-мутакаллим фи адаб аль-’алим ва аль-мута’аллим» имама Бадруддина ибн Джама’а, да помилует его Аллах.

[1] «Мараки аль-фалях», с. 69. Дар аль-бейрути.

[2] Там же, с. 70.

[3] Там же, с. 70, 72.

[4] Т. 9, с. 9, Дар аль-фикр.

[5] С. 51, Дар ибн Касир, Дамаск.

[6] Эту историю передал имам шафиитов своего времени Абу аль-Касим ар-Рафи’и, да помилует его Аллах, в «ат-Тадвин ви ахбар Кызвин», т. 3, с. 321. Дар аль-Баз, Мекка.

[7] Т. 1, с. 466.

[8] В книге «Тафхим аль-мутафаххим», с. 76.

[9] Там же. С. 75.

 

 

НАСТАВЛЕНИЕ 31

Этика отношения к книгам

 

Самый главный адаб для всех, кто имеет отношение к знанию, будь то начинающий студент или умудренный опытом шейх — быть в состоянии омовения во время чтения книг и присутствия на уроке. Для уроков Корана это само собой разумеется, но этот адаб очень важно соблюдать абсолютно для всех шариатских наук без исключения, вплоть до занятий арабской грамматикой или логикой (мантык).
 
Мы знаем из фикха, что без полного и малого омовения запрещено касаться Корана, даже части аята, напечатанного, например, в другой книге или написанного на бумаге. Также это касается смыслов Корана на любом другом языке, скажем, русском или казахском[1]. Часть ханафитских ученых также вынесла решение, что и книг по тафсиру (толкованию Корана) обязательно касаться только в состоянии ритуальной чистоты[2]. Также ученые постановили, что читать Коран вслух, прикасаться к шариатским книгам, читать, рассказывать и комментировать хадисы желательно (мандуб), будучи в омовении[3].
 
Зная это, мы понимаем, что для каждого, кто имеет отношение к знанию — толиба или шейха — важно соблюдать эти решения Шариата, украшая их еще и соблюдением этики, будучи строгим и последовательным в сохранении ритуальной чистоты, распространяя эти нормы абсолютно на все, что относится к процессу получения и передачи знаний.
 
Имам Ибн Асакир передал в «ат-Тарих»[4] слова Абу Усмана ас-Сабуни (373 — 449 г. по хиджре), да помилует их Аллах, имама ученых Хорасана своего времени: «Я никогда не входил в библиотеку без омовения, не передавал хадис, не сидел на уроке, не преподавал без омовения».
 
Бурхануддин аз-Зарнуджи, да помилует его Аллах, пишет в «Та’лим аль-мута’аллим»: «Возвеличивание книг — проявление почтения к знанию. Толибу следует касаться книги, только будучи в состоянии омовения. Передают от шейха имама Шамс аль-аимма аль-Хальвани его слова: «Я получил знания, благодаря возвеличиванию знания. Даже один листок я всегда брал в состоянии чистоты». Шейх имам Шамс аль-аимма ас-Сарахси однажды страдал желудком, и за одну ночь семнадцать раз переделывал малое омовение, поскольку никогда не читал без омовения. Ведь знание — это свет. И омовение — свет. И его светом умножается свет знания»[5].
 
Похожая история передается про имама Абу аль-Хасана аль-Каттана (254 — 345 г. по хиджре), ученика имама-мухаддиса Ибн Маджи, да помилует их Аллах. Он однажды за один день из-за болезни переделывал омовение более девяноста раз. Он говорил: «Я хочу встретить ангела смерти в состоянии чистоты»[6].
 
У имама Ибн Абдуль-Барра, да помилует его Аллах, в книге «Джами’ баян аль-’ильм ва фадлихи» есть целая глава под названием «Глава о перечислении некоторых (ученых) из тех, кто передавал хадисы Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, только в состоянии омовения». Имам аль-Хатыб аль-Багдади в «аль-Джами’ ли ахляк ар-рави ва адаб ас-сами’» пишет также[7]: «Желательно читать хадисы из книги и касаться ее, будучи в состоянии чистоты». Слова с таким смыслом передаются от Катады, великого табиина, и от имама Малика, да будет Аллах ими доволен.
 
Также важно стараться соблюдать адаб в расположении книг. Это значит не класть никаких посторонних предметов на книги: ни карандашей, ни четок, ни цветов, ни тюбетеек и так далее. Имам аз-Зарнуджи пишет: «Из обязательного возвеличивания книг: (…) не класть ничего постороннего на книги, вроде чернильницы и тому подобного».
 
Также важно располагать книги в стопках по степени важности науки. Имам аз-Зарнуджи пишет: «Класть книги по тафсиру выше остальных книг». Комментатор «Та’лим аль-мута’аллим» шейх Исмаиль ибн Усман Базари пишет: «Класть книги друг на друга можно только в случае необходимости. Если нужды в этом нет, то не следует так поступать. Сначала кладутся книги по вспомогательным наукам: сарфу, нахв, риторике. Затем книги по фикху, затем по хадису, затем тафсир. Священный Коран кладется выше всех остальных книг, причем обложкой вверх (так, чтобы начало Корана оказалось сверху)»[8].
 
Имам Зарнуджи упоминает еще один адаб: «Из обязательного возвеличивания книг: не протягивать ноги в их сторону». Комментатор поясняет: «Одну ногу или обе, сидишь ты или лежишь»[9].
 
Шейх Аввама рассказывает две истории, в которых упоминаются еще два адаба. Одна из них произошла с ним самим, другой он стал свидетелем.
 
В годы учебы в Алеппо шейх как-то шел, держа книгу в левой руке. Его устаз шейх Ахмад Каллас, да помилует его Аллах, заметил это, взял книгу из его левой руки и переложил в правую, говоря: «О Аллах! Вручи мне книгу моих деяний справа». Ведь будущим обитателям Рая книга их деяний в Судный день будет подана справа.
 
Чуть позже шейх поступил на учебу в университет Дамаска. В конце первого курса у него был устный экзамен по фикху. Программной книгой была «Тухфа аль-фукаха» имама ас-Самарканди (шейх, да сохранит его Аллах, ханафит). И вот один студент, устав от долгого ожидания, захотел сесть на ступеньку в аудитории. Супенька была очень пыльной, а студент был в черных штанах, на которых пыль очень заметна. И он, чтобы не испачкать штаны, подложил под себя том «Тухфа аль-фукаха», и сел на него. СубханаЛлах!
 
В следующей статье мы продолжим тему, иншааЛлах, дополнив наш разговор об этике отношения к книгам полезными сведениями из книги «Тазкира ас-сами’ ва аль-мутакаллим фи адаб аль-’алим ва аль-мута’аллим» имама Бадруддина ибн Джама’а, да помилует его Аллах.

[1] «Мараки аль-фалях», с. 69. Дар аль-бейрути.

[2] Там же, с. 70.

[3] Там же, с. 70, 72.

[4] Т. 9, с. 9, Дар аль-фикр.

[5] С. 51, Дар ибн Касир, Дамаск.

[6] Эту историю передал имам шафиитов своего времени Абу аль-Касим ар-Рафи’и, да помилует его Аллах, в «ат-Тадвин ви ахбар Кызвин», т. 3, с. 321. Дар аль-Баз, Мекка.

[7] Т. 1, с. 466.

[8] В книге «Тафхим аль-мутафаххим», с. 76.

[9] Там же. С. 75.

Абу Яхья Аль-Ханафи, хафизахуллах
Продолжение следует, ин ша Аллаh

________________________________

Azan.kz


This post has been viewed 196 times.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Наставления о важности ИЗ

  1. Пока что нет комментариев.


© 2011 Danilin.biz — Создание сайтов на Wordpress
© 2011-2016 — Madrasah2.ru