ПРОРОК МУХАММАД (мир ему и благословение) СКАЗАЛ: "ПРИОБРЕТАЙТЕ ЗНАНИЯ, ИБО ЭТО - БОГОБОЯЗНЕННОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЕ К НИМ - ЭТО ПОКЛОНЕНИЕ (ибадат), ОБСУЖДЕНИЕ ИХ - ЭТО СЛАВОСЛОВИЕ (тасбих), РАССПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С НИМИ, – ЭТО ДЖИХАД, ОБУЧЕНИЕ ИМ НЕЗНАЮЩЕГО - ЭТО МИЛОСТЫНЯ (садака), ПЕРЕДАЧА ИХ ДОСТОЙНОМУ – ЭТО ДЕЯНИЕ, КОТОРОЕ ПРИБЛИЖАЕТ К АЛЛАhУ. ЗНАНИЯ ОЧЕРЧИВАЮТ ГРАНИЦУ МЕЖДУ ДОЗВОЛЕННЫМ (халяль) И ЗАПРЕТНЫМ (харам), ОНИ – СВЕТИЛА НА ПУТИ В РАЙ, РАЗВЛЕЧЕНИЕ ПРИ ОДИНОЧЕСТВЕ, ДРУГ НА ЧУЖБИНЕ, ТВОЙ СОБЕСЕДНИК, КОГДА ТЫ ОДИН, ПРОВОДНИК В РАДОСТИ И ГОРЕ, ОРУЖИЕ ПРОТИВ ВРАГОВ И ТВОЕ УКРАШЕНИЕ СРЕДИ ДРУЗЕЙ...
Главная > Светочи Уммы, Читальный зал > К 100-ЛЕТИЮ ТАТАРСКОГО УЧЕНОГО

К 100-ЛЕТИЮ ТАТАРСКОГО УЧЕНОГО

В чем выражалась резкая критика Ш.Марджани относительно порядков, царивших в Бухаре?В ЧЕМ ВЫРАЖАЛАСЬ РЕЗКАЯ КРИТИКА
Ш. МАРДЖАНИ ОТНОСИТЕЛЬНО ПОРЯДКОВ, ЦАРИВШИХ В БУХАРЕ?

2013 год ДУМ РТ был объявлен годом выдающегося религиозного и общественного деятеля, ученого и философа, историка и этнографа Шигабутдина Марджани (1818-1889).

В 1915 году во время подготовки к 100-летию мыслителя в Казани была издана книга, посвященная великому ученому. В нее вошли сочинения Ш.Марджани, воспоминания о нем. Среди авторов этого фундаментального труда был Шагар Шараф – крупный ученый и журналист. Именно ему выпала честь написать наиболее полную и достоверную биографию богослова. Продолжаем публикацию глав из этого очерка.
 
На какие недостатки в первую очередь обратил внимание Марджани в преподавании наук в медресе Бухары того времени? В своих заметках по данному вопросу ученый-богослов отмечает: «Они (имеются в виду шакирды) в изучении синтаксиса и комментариев к нему опирались на книгу «Мелла Джами», и на это у них уходило целых три года. Причем книга эта изучалась не в какой-то определенной последовательности, а с последних страниц, выборочно. Это вносило сумбур в усвоении материала учениками. Самые важные моменты оставлялись без внимания. Изучая логику, они пользовались книгой «Шамсия». При этом прочтя несколько строчек из книги, они подробно изучали сноски и комментарии к ним. На все это уходило два года. Позднее изучалась книга «Гакаиде Насафи», которую проходили три года. Затем по предмету «логика» приступали к изучению учебник «Тахзиб». На усвоение комментариев к понятию «Альхамдулиллаһ» уходил год занятий».

Далее Марджани детально анализирует то, как нерационально построена методика преподавания отдельных предметов в духовных учебных заведениях того времени. И после этого автор задает массу вполне резонных вопросов: «Какое отношение имеет все это к изучению науки под названием «логика»? Почему не изучаются главные ключевые проблемы и правила данного предмета? С какой целью при изучении учебника проходят сначала его заключительные страницы, и только потом выборочно отдельные главы. Почему штудируется только предисловие книг? В чем суть всех вышеуказанных проблем? Ответы на эти вопросы нам неизвестны».
В заключении Марджани с горечью делает вывод: «Таким образом, завершая свое обучение в Бухаре, они (шакирды) лишаются возможности соприкоснуться к истинным и важнейшим наукам, законам и правилам, а также к книгам».

Марджани обращает внимание и на то обстоятельство, что по отдельным предметам и популярным в то время первоисточникам, написанным много лет назад и долгое время относившимся к разряду «не имеющих значения», шакирды были вынуждены брать дополнительные уроки или изучать их самостоятельно во внеурочное время.

Марджани продолжает: «В Бухаре кроме вышеизложенного не изучаются ни Священный Коран, ни Хадисы, ни такие предметы как арабская литература, философия, география, история, астрономия. Этим наукам там не придают значения. Людей, осознающих важность этих предметов слишком мало. Авторами книг, которые изучаются в Бухаре, являются ученые, обладающие очень ограниченными знаниями, научные идеи которых весьма сомнительны. Потому в их книгах ссылки на выдающихся ученых весьма ущербны или имеют совершенно неприемлемую форму. Потому-то некоторые лица из ученой среды Бухары, обучавшиеся по указанным книгам, имеют весьма зыбкие и поверхностные знания.

Кроме этого у Марджани было множество критических замечаний и наблюдений по поводу тех впечатлений, которые он получил во время своего обучения в Бухаре и от тех ученых, с которыми ему пришлось общаться там. Свои заметки по этому поводу он изложил в книге «Игляме ибна-ид- дахр би ахвали ахли Мавараэннахр» («Выдающиеся ученые всех времен, жившие в Средней Азии»).
Марджани высказывал свои мнения и советовался по вопросам обновления методов обучения со своими учителями и наставниками, однако это не имело никакого воздействия. Об этом он позднее рассказывал свои шакирдам: «Во время пребывания в Бухаре я неоднократно заводил речь о необходимости усовершенствования правил преподавания, однако мне намекнули, что на словах все довольно просто, но на деле изменить что-либо весьма сложно. Возможно, имея в виду наглядный пример того, какие испытания и лишения пришлось преодолеть хазрати Курсави, посмевшему в свое время высказать собственное мнение по поводу преобразований, Марджани, обучаясь в Бухаре, больше не касался этой темы.

(Курсави во время своего пребывания в Бухаре опубликовал книги, написанные остро и в духе полемики по гакиде-вероубеждению и распространил их среди людей. Бухарцы, возмущенные ими, объявили автора кафиром, а его книги запретили. Некоторые улемы даже издали фетвы и призвали казнить его. Дело приобрело большой резонанс и в него вынужден был вмешаться даже эмир. Курсави удалось сбежать и сохранить свою жизнь. Все эти перипетии нашли свое отражение в «Асаре» Ризаэтдина Фахрутдина и в книгах Марджани «Мустафадель ахбар» и «Вафиятель асляф». Курсави скончался в 1812 году по милади.)
По рассказам его шакирда муллы из села Сабаджай Мухиссина эфенди, свои заметки с отзывом об уровне ученых Бухары он вынужден был оставить у одного из своих товарищей, с тем условием, чтобы их распространили только после его отъезда из Бухары. Критические замечания Марджани никак не могли повлиять на положение жителей Бухары, чего не скажешь об их влиянии на отношении к автору некоторых соплеменников.

(В то время заметки Марджани о Бухаре вызвали настоящую бурю в обществе Казани и в округе. Нам в руки попались некоторые отклики на критику ученого по отношению методов обучения в Бухаре. Авторы этих откликов сами обучались там и попытались встать на защиту Бухары и царивших там порядков. Один из авторов – имам из Казани мелла Мухаммедшакир ибн Габдулджаббар написал даже книгу. Он попытался перечислить достоинства Бухары, ее великих ученых, учебные заведения — медресе, существующие там порядки и достоинства. Однако излишнее приукрашивание действительности сыграло злую шутку над автором и его сочинение не пользовалось успехом. Книга называлась «Альмалякалятиз-захиря фи ахвалиль- бальдатил фахиря»


Какое влияние на Марджани оказал дамелла Хусаин аль-Каргали?

После того, как в печати появились нелестные отзывы Марджани о порядках, царивших в обучении в медресе Бухары, люди, прознав о них, стали отдавать предпочтение учебным заведениям Стамбула и Египта. Однажды за советом по этому вопросу к Марджани обратился простой мусульманин и ученый прямо сказал ему: «Шакирды, обучавшиеся в Бухаре, сильны в знании различных комментариев и заметок, однако степень их образованности оставляет желать лучшего. В Египте и Стамбуле придается больше значения наукам, а потому своего сына Бурганутдина я отправил учиться в Стамбул». Из учеников Марджани, которые нам хорошо известны, добрый десяток получили образование именно в Стамбуле и Египте.

Марджани, не удовлетворившись уровнем преподавания в медресе, большую часть своего времени уделял самостоятельному образованию — чтению и исследовательской работе. Он поставил цель ознакомиться с ценными и очень редкими книгами, имевшимися в библиотеках Бухары. Сам он устроился в крупнейшее медресе того периода «Кугельдаш» и снял комнату там, в которой все свое время посвящал чтению. Как следует из опыта самостоятельной учебы Марджани, шакирды, обладающие стремлением к повышению своего интеллектуального уровня, отличающиеся от своих однокашников знаниями и способностями к наукам, предпочитали самостоятельно учиться и не докучать наставникам и учителям. Именно так поступали те, кто желал посвятить себя науке, находя вдохновение и истинное наслаждение от учебы, чтения и исследований.

Марджани и сам советовал своим шакирдам большое внимание уделять учебе, вовлекал их в процесс научных исследований, часто советовал и передавал им книги, которые следует прочитать.

Самая высшая его оценка, когда пишет или говорит он о ком-нибудь — «искренне стремится к знаниям, прочитал множество книг, любит исследовать и доходить до сути проблемы».

В свою бытность в Бухаре Марджани в продолжении 3-4 лет изучал вероисповедание по книге «Гакаиде Насафи» и предмет логика по учебнику «Тахзиб». Занятиями, которые проводили мударрисы, он был не удовлетворен. Из его книг мы видим, что он не ограничивался лишь прочтением вступительных статей и предисловий к книгам, а штудировал книги от корки до корки. Прорабатывая книги, он на отдельных страницах делал пометки оригинальных идей и ассоциаций, которые возникали у него. Он также обращал внимание на слова и выражения, встречавшиеся в тексте, выписывал их для себя и все эти заметки затем использовал в дальнейшей преподавательской деятельности.

В книгах по вероисповеданию и логике, вышедших из-под пера Марджани, нашли отражение его мысли и научные взгляды, и самое важное, что все его труды написаны на арабском языке. Причем в этих книгах на начальном этапе заметно, что его арабский не столь совершенен, однако в последующем некоторые шероховатости очень быстро сглаживаются, и это лишний раз показывает его горячее стремление достичь совершенства в познании.

Здесь вполне убедительно показано серьезное отношение Марджани к учебе в стенах медресе и его особое стремление овладеть знаниями, обучаясь самостоятельно. Вот как рассказывает об этих чертах характера ученого его родной брат Садретдин, сопровождавший его в Бухару:

«Марджани не был в восторге от занятий в стенах официальных медресе. Он если и посещал занятия мударрисов, все же с большим прилежанием занимался самостоятельно в своей комнате. Во время обучения в Бухаре он много полезных знаний почерпнул у дамеллы Хусаина Каргали. Этот человек не был преподавателем, но по своей натуре отличался начитанностью и скрупулезностью в исследованиях, потому-то Марджани очень уважал и любил его. Он предоставлял будущему ученому книги из своей библиотеки, а также помогал ему разыскать и заполучить редкие книги. Однажды, когда Марджани загорелся идеей ознакомиться с книгой «Джамигуль-усул», дамелла получил доступ в книгохранилище эмира Бухары, разыскал ее и преподнес Марджани».

В связи с тем, что влияние дамеллы Хусаина на Марджани было огромно, считаем уместным несколько поподробнее остановиться на биографии этого ученого.

Марджани в своих книгах «Вафиятель-асляф» и «Мустафадель-ахбар», в частности, пишет: «Хусаин ибн Омар аль-Кирмани (позднее аль-Каргали) в совершенстве владел искусством каллирафии. Нравы и традиции Бухары и персидский язык он знал намного лучше, чем бухарцы. Главным увлечением его был сбор редких книг и научная деятельность. Ему удалось собрать множество прекрасных и ценных книг по различным сферам знаний. Все свое время он проводил в чтении книг. Нам всем в его окружении выпало счастье пользоваться его библиотекой. Он жил на широкую ногу и имел влияние на эмира Бухары. Он знал наизусть множество стихов на арабском, персидском и турецком языках и часто декламировал их. Его познания в области истории, мироздания и различных науках были безграничны. Официально он не принадлежал к мударрисам Бухары, однако его познания были превыше знаний многих учителей и наставников. Он оставил после себя массу интересных и замечательных книг. Скончался в Бухаре в возрасте 70 лет 3 шаабана 1274 года по хиджре (8 марта 1858 года по милади)».

За 11 лет своего пребывания в Бухаре Марджани очень тесно общался с дамеллой Хусаином и многое перенял от него. Дамелла был сведущ в вопросах истории, и Марджани многие знания и сведения почерпнул у него и использовал во время написания своих трудов по истории. Знакомясь с книгами ученого, мы обнаружили массу исторических материалов, которые были позаимствованы у дамеллы Хусаина. Марджани часто упоминает в своих произведениях о богатой библиотеке, использует цитаты из трудов и устных рассказов незабвенного учителя. В своей книге «Вафиятель-асляф» Марджани пишет, что именно дамелла подсказал ему идею написать данный труд, указал основные вехи при создании этого произведения. Он возлагал большие надежды на своего ученика, всячески поддерживал его материально, памятуя о том, что его шакирд ограничен в средствах. В конце своей жизни он даже думал преподнести в дар Марджани свою огромную и весьма ценную личную библиотеку.
Источник: islam-today.ru

 


This post has been viewed 782 times.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Светочи Уммы, Читальный зал

  1. Пока что нет комментариев.


© 2011 Danilin.biz — Создание сайтов на Wordpress
© 2011-2020 — Madrasah2.ru