ПРОРОК МУХАММАД (мир ему и благословение) СКАЗАЛ: "ПРИОБРЕТАЙТЕ ЗНАНИЯ, ИБО ЭТО - БОГОБОЯЗНЕННОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЕ К НИМ - ЭТО ПОКЛОНЕНИЕ (ибадат), ОБСУЖДЕНИЕ ИХ - ЭТО СЛАВОСЛОВИЕ (тасбих), РАССПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С НИМИ, – ЭТО ДЖИХАД, ОБУЧЕНИЕ ИМ НЕЗНАЮЩЕГО - ЭТО МИЛОСТЫНЯ (садака), ПЕРЕДАЧА ИХ ДОСТОЙНОМУ – ЭТО ДЕЯНИЕ, КОТОРОЕ ПРИБЛИЖАЕТ К АЛЛАhУ. ЗНАНИЯ ОЧЕРЧИВАЮТ ГРАНИЦУ МЕЖДУ ДОЗВОЛЕННЫМ (халяль) И ЗАПРЕТНЫМ (харам), ОНИ – СВЕТИЛА НА ПУТИ В РАЙ, РАЗВЛЕЧЕНИЕ ПРИ ОДИНОЧЕСТВЕ, ДРУГ НА ЧУЖБИНЕ, ТВОЙ СОБЕСЕДНИК, КОГДА ТЫ ОДИН, ПРОВОДНИК В РАДОСТИ И ГОРЕ, ОРУЖИЕ ПРОТИВ ВРАГОВ И ТВОЕ УКРАШЕНИЕ СРЕДИ ДРУЗЕЙ...
Главная > Светочи Уммы, Читальный зал > К 100-ЛЕТИЮ ТАТАРСКОГО УЧЕНОГО

К 100-ЛЕТИЮ ТАТАРСКОГО УЧЕНОГО

Почему самым счастливым периодом в жизни Марджани считал свое пребывание в Самарканде?

КРУГ НАУЧНЫХ ИНТЕРЕСОВ МАРДЖАНИ И НА КОГО ОН СТРЕМИЛСЯ БЫТЬ ПОХОЖИМ

О своем наставнике и учителе, кадые Абу Сагиде Марджани далее пишет: «Он с глубоким почтением относился к представителям суфизма и шейхам и вне зависимости от того, к какому мазхабу они относились — к суннитам или шиитам. Он их уважал и оказывал им всяческую поддержку, часто расспрашивал о положении дел в их родных местах, интересовался учеными и писателями. Именно поэтому он располагал обширными сведениями о жизни в различных государствах и о народах. Сам он принадлежал к роду, обладающему большими богатствами и состоянием. У него имелись во многих местах земельные участки, сады и дома. После кончины отца он ничего не взял из положенного на его долю имущества и поделил его между другими наследниками. Кроме того, что он был кадыем, Абу Сагид еще был преподавателем в ряде медресе Самарканда. Когда я жил в этом городе, мне посчастливилось пользоваться книгами из его личной библиотеки. Памятуя о том, что подобных редких и весьма ценных книг я больше нигде не встречу, мне удалось переписать часть из них. Именно Сагид хазрат способствовал тому, что я серьезно увлекся исторической наукой и чтением книг по истории.

Откровенно говоря, в Мавараэннахре я больше не встречал такого светлого и чистого, просвещенного и широко образованного человека, каким являлся Сагид хазрат. Кстати, его предки были великими и широко известными учеными. Абу Сагид хазрат оставил после себя ряд сочинений по фикху и каляму. Он скончался в возрасте 70 лет 16 шавваля 1225 по хиджре (23 августа 1849 года по милади)».

 

О том, какое значение в жизни Марджани имело его пребывание в Самарканде, а также о его взаимоотношениях с кадыем Абу Сагидом можно судить из воспоминаний Садретдин хазрата и Хабибеннаджар хазрата. Благо, что на жизненном пути Марджани повстречался этот выдающийся ученый, который оказал на него большое влияние. Именно он впервые обратил внимание на смекалку и природный дар исследователя будущего богослова и выступил его покровителем. Он сыграл огромную роль в том, как Марджани увлекся изучением исторической науки. Будущий ученый получил доступ в личную библиотеку кадыя, где познакомился с множеством редких и старинных книг. Общение с Абу Сагидом и его книги серьезно повлияли на мировоззрение Марджани. Самое важное заключается в том, что Марджани в результате этого преодолел те колебания, которые имелись у него в некоторых вопросах вероисповедания и способствовали выработке твердых убеждений и идеалов. В итоге его идейных исканий и исследований он смог по достоинству оценить и осознать всю глубину и масштабность взглядов выдающегося ученого и мыслителя того времени, своего соплеменника и земляка Абдуннасира Курсави. Марджани был по-настоящему восхищен его идеями и стал воспринимать многое по-новому.

 

Как правило, человек, избравший делом своей жизни науку и стремящийся к достижению прогресса, выбирает себе наставника и следует его рекомендациям. Когда знакомишься с жизненным путем и трудами Марджани, в некоторых местах встречаешь восторженные высказывания его о кадые Абу Сагиде. Он с нескрываемым восхищением пишет о совершенствах его взглядов, и можно воочию убедиться в том, как Марджани во многом стремился быть похожим на этого кадыя.

 

В своей замечательной книге «Вафиятель асляф» и первой части «Мустафадель-ахбар» Марджани со слов кадыя Абу Сагида дает описание целой плеяды улемов и эмиров Маварэннахра, а также отражает множество сведений и взглядов. Из этого следует, что в то время в Самарканде этот человек почитался как выдающийся историк и пользовался уважением за широту взглядов и глубину мысли.

 

У читателя может возникнуть вопрос: а что это были за книги, чтение и ознакомление с которыми в Самарканде приносило Марджани несказанное удовольствие? Ведь он, характеризуя эти издания, подчеркивает, что это были редкие и весьма интересные книги. Для ответа на поставленный вопрос мы направились в его личную библиотеку, чтобы отыскать среди книг переписанные в Самарканде. Вместе с муллой Кашшафом эфенди Тарджемани нам пришлось тщательно изучить содержание рукописей и библиотеки великого ученого. При поддержке сына Марджани Бурханутдина нам удалось с помощью Габдулхамида эфенди исследовать большую часть огромной библиотеки ученого. Первое, что бросилось в глаза, — это книги имама Газали «Кимийа-ис-са’адат» и «Рисалятир-рух». Все они были переплетены в одной обложке. Ученый переписал труды по каляму и логике известных ученых Джалалутдина Ад-Давани и Мирзы Захида. Среди книг, переписанных в Самарканде, мы обнаружили следующие сочинения: «Иткан фи голюмель-Коран», «Мизан аш-Шуграни», «Фатхулькадир, шархель-хидайя», «Шархе Муватта», «Фосуле сита», «Ахляки Насири». Среди рукописей были обнаружены труды Абу Али ибн Сины «Шифа» и «Ишарат», «Миляль ва нихайатильикдам», а также некоторые сочинения Ширази, Суйити Сахраварди. Среди книг по истории были «Кашфез-зуннун», «Ибне Халлякан», «Иглямель-ахийяар», «Альджавахирель-мадийя фи табакатель-Ханафийя» и ряд других изданий. По причине того, что в некоторых книгах не была поставлена дата переписки, мы не смогли доподлинно установить время их переписки, но ориентировочно можно предположить, что эти книги были переписаны ученым во время его пребывания в Самарканде. В своем сочинении «Мустафадель-ахбар» Марджани писал, что в Самарканде прочитал сборник «Тазаккят», где изложен жизненный путь и подвиги Тамерлана. Марджани, будучи в Самарканде, также занимался переписыванием книг «Тафсире кади Байзави» и пояснений, которые написал отец кадыя Абу Сагида.

Какое влияние на Марджани оказали труды имама Газали?

 

Во время учебы в Самарканде Марджани изучал вопросы, связанные с переписыванием и изданием текстов Священного Корана. Эти вопросы обычно затрагивались крупными учеными, и только они обращали внимание на это. Известно также и то, что он ознакомился и подробно изучил уникальный список Корана, хранившийся в Самарканде, который почтительно называли «Мусхафе Османи», переписанный во времена сподвижника Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Всевышнего).

 

Ученый отметил впоследствии, что в действительности эта книга не имеет никакого отношения к сахабу Осману. Информация об этом была опубликована в некоторых турецких газетах, издававшихся в Стамбуле, а также в книгах Марджани «Вафиятель асляф» и «Фаваиде мухимма».

 

Остается загадкой то обстоятельство, что Марджани смог самостоятельно достичь такого уровня, что был способен оценивать достоинства текстов Книги или пришел к этому благодаря наставлениям и урокам кадыя Абу Сагида. Во всяком случае можно заключить и восхищаться интеллектуальным уровнем богослова — насколько прогрессировал Марджани за эти годы. Так как редко кто из крупных педагогов, которые годами вели преподавательскую деятельность в медресе, был способен разбираться в вопросах «расме мусахиф».

 

Ранее уже отмечалось, что Марджани в период обучения в Бухаре не мог найти ответы на многие вопросы вероубеждения, и, только находясь в Самарканде, при помощи кадыя Абу Сагида нашел ответы на эти вопросы. Под влиянием своего учителя он по-настоящему увлекся историей и поставил перед собой цель – вплотную заниматься исторической проблематикой. Следует заметить, эти два важных обстоятельства (четкая определенность в вероубеждении и выбор цели и направления в науке) характерны не только в судьбе Марджани, но и в судьбе каждого человека, избравшего свой путь в науке. Это чрезвычайно важно для каждого, кто по примеру Марджани мыслит научными категориями, увлекается исследованиями, определяет вектор своей дальнейшей научно-исследовательской деятельности. Так как многие талантливые и одаренные ученые понапрасну растрачивают свой потенциал и молодость из-за своей неспособности определиться с точкой приложения своих сил и поиска своего идеала. Они приходят в смятение, когда на их пути возникают противоречия в мечтах и суровых реалиях действительности.

 

В связи с этим на память приходит высказывание одного выдающегося философа из мира Ислама: «Я, возможно, обладаю средним уровнем умственного развития, что характерно для семидесяти пяти смертным из ста. Если обнаружится какое-то различие в наших делах, однако это не признак ущербности или превосходства ума, а способность человека выбрать цель и настойчиво идти к ней, выбирая самые оптимальные и короткие пути к ее достижению».

 

В связи с тем, что Марджани в свое время основательно увлекся калямом и философией, но ему пришлось столкнуться с некоторыми проблемами в понимании основ вероисповедания и, естественно, это ему доставляло некоторую тревогу, потому что он не мог найти ответы на некоторые вопросы.

 

Вот как пишет он впоследствии об этом: «В юности я прочитал хадис, в котором превозносилось вероубеждение древних людей, и там встретилось одно слово, толкование которого долгое время оставалось для меня загадкой. Во время обучения в Бухаре я вспомнил об этом слове и нашел его толкование. Только из-за этого стоило бы ехать и обучаться в Бухаре и Самарканде».

 

Из этих слов следует, что Марджани счастливо преодолел полосу сомнений во взглядах и следования, подражания научным идеям своих предшественников. Он вступает в период формирования собственных принципов и взглядов. Иными словами Марджани к 25-26 годам сформировался как ученый-богослов.

 

А теперь рассмотрим вопрос о том, благодаря чьим трудам и каким книгам ученый достиг совершенства в вероисповедании. Несмотря на то, что у нас нет исчерпывающих сведений о том, какие книги были доступны ему в библиотеках Самарканда, можем с уверенностью предположить, что огромное влияние на него имели сочинения имама Газали. Именно Газали является крупнейшим ученым-богословом и философом. Труды его вполне соответствовали природе и мировосприятию самого Марджани. Ученый испытывал огромное восхищение, знакомясь с сочинениями Газали, и, давая характеристику какому-нибудь религиозному деятелю или богослову, он не уставал подчеркивать: «Хорошо знаком с трудами Газали, имеет понятие о сути вероисповедания древних мусульман». В своей книге «Вафиятель асляф» Марджани отмечает, что нет никого кроме великого ученого Газали, глубоко разбирающегося в сути Ислама.

 

Смеем предположить, что Марджани благодаря сочинениям имама Газали определился в выборе мазхаба и своего собственного пути в вероисповедании, преодолел встречающиеся преграды и сомнения. Несомненно и то, что на него повлияли замечательные и изящные доводы и примеры, которые приводит Газали в своих интерпретациях поиска путей к истине. Марджани нашел ключ к разрешению проблем Ислама и куфра. Свидетельством того, в какой степени Марджани увлекся идеями Газали, является и то, как часто он занимался переписыванием трудов имама после переезда в Самарканд, и то, какое внимание он уделял этим книгам на протяжении своего обучения там.
Источник: islam-today.ru


This post has been viewed 704 times.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Светочи Уммы, Читальный зал

  1. Пока что нет комментариев.


© 2011 Danilin.biz — Создание сайтов на Wordpress
© 2011-2020 — Madrasah2.ru