ПРОРОК МУХАММАД (мир ему и благословение) СКАЗАЛ: "ПРИОБРЕТАЙТЕ ЗНАНИЯ, ИБО ЭТО - БОГОБОЯЗНЕННОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЕ К НИМ - ЭТО ПОКЛОНЕНИЕ (ибадат), ОБСУЖДЕНИЕ ИХ - ЭТО СЛАВОСЛОВИЕ (тасбих), РАССПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С НИМИ, – ЭТО ДЖИХАД, ОБУЧЕНИЕ ИМ НЕЗНАЮЩЕГО - ЭТО МИЛОСТЫНЯ (садака), ПЕРЕДАЧА ИХ ДОСТОЙНОМУ – ЭТО ДЕЯНИЕ, КОТОРОЕ ПРИБЛИЖАЕТ К АЛЛАhУ. ЗНАНИЯ ОЧЕРЧИВАЮТ ГРАНИЦУ МЕЖДУ ДОЗВОЛЕННЫМ (халяль) И ЗАПРЕТНЫМ (харам), ОНИ – СВЕТИЛА НА ПУТИ В РАЙ, РАЗВЛЕЧЕНИЕ ПРИ ОДИНОЧЕСТВЕ, ДРУГ НА ЧУЖБИНЕ, ТВОЙ СОБЕСЕДНИК, КОГДА ТЫ ОДИН, ПРОВОДНИК В РАДОСТИ И ГОРЕ, ОРУЖИЕ ПРОТИВ ВРАГОВ И ТВОЕ УКРАШЕНИЕ СРЕДИ ДРУЗЕЙ...
Главная > Светочи Уммы > НА ПУТИ ДУХОВНОМ

НА ПУТИ ДУХОВНОМ

ЯКУБ ЧЕРХИ

Якуб Черхи (куддиса сирруху) — великий мусульманский праведник. Воспитывался на уроках и сохбетах двух выдающихся духовных наставников: шейха Накшибанди и Аляутдина Аттара. Он стал последователем их пути и занял семнадцатое место в цепочке духовной преемственности праведников. Якуб Черхи приложил огромные усилия для того, чтобы мусульмане его времени владели правильными убеждениями, глубокими и прочными знаниями относительно исламского вероучения, исламского права, богослужений и нравственности и воплощали эти знания в жизнь осознанно и с любовью.  Он направлял мусульман совершать такие поступки, с помощью которых они могли бы добиваться одобрения Всевышнего. Он был добрым другом людей, мудрым наставником, человеком высокой нравственности.

Якуб бин Осман бин Махмуд Черхи родился в деревне Черх, расположенной неподалеку от города Газни — столицы провинции в центральной части Афганистана, ранее относящейся к Туркестану.Он происходил из авторитетной семьи мусульман, его деды и прадеды отличались высоким нравом и знаниями. До сих пор мусульмане тех мест хранят добрую память о них. Известно, что его дед прославился намерением и усердием во всём походить на Пророка Мухаммада (салляллаху алейхи ва саллям) и передал это желание всем своим потомкам.

Начальное образование Якуб Черхи получил в доме своего отца. Жажда знаний, крепкая память, добрый нрав выдавали в нём черты будущего исламского алима. И тогда отец направил его продолжить обучение в Герат. Там он был определён в дергях (обитель) известного учителя Абдуллаха аль-Ансари аль-Харави. О духовном и физическом здоровье учеников в этой обители заботились с большой тщательностью. Дергях имел хорошее обеспечение. Состоятельные люди Междуречья, основавшие этот  вакф, определили важное условие принятия в медресе: ученики должны были жить при медресе и там же питаться. Пище уделяли особое внимание. Следили, чтобы она всегда была халяль (разрешённой Исламом), опасаясь, что харам (запрещённая) или сомнительная пища, по неостороженности принятая учеником, может сбить его с пути духовного роста и даже с сыратуль-мустакым — истинного пути.

Следующим местом обучения Якуб Черхи выбрал Египет. Там он стал учеником известного Шихабуддина Сайрани. В те же годы он познакомился с Зайнуддином Хафи — будущим влиятельным праведником и наставником. Якуб Черхи и Зайнуддин Хафи посещали уроки одного и того же учителя. Эти два сердечных друга, во многом похожие между собой, часто проводили время в общении и передаче друг другу знаний.

Спустя многие годы, Якуб Черхи повстречался в Хорасане с одним из учеников Зайнуддина Хафи — Убайдуллахом Ахраром, и спросил у него: «Насколько сильны сейчас ученики Зайнуддина Хафи в толковании снов? Я слышал, что их толкования чаще всего бывают верными, и что многие доверяют им. Знаешь ли ты что-нибудь об этом?». Убайдуллах Ахрар ответил: «Да, то, что вы слышали, правда». Едва он закончил говорить, как Якуб Черхи опустил голову и на некоторое время погрузился в задумчивое состояние, затем сказал, что между толкованием снов и самим сном нет никакой связи.

Отучившись в Египте, Якуб Черхи поступил в медресе города Бухары. Там он укрепил свои знания. После ряда серьёзных экзаменов по исламским предметам учителя признали, что знаний у него достаточно, чтобы выносить фетвы. И тогда Якуб Черхи решил вернуться к себе на родину.

Вот как он сам рассказывал об этом периоде своей жизни:

«После того, как я получил иджазат (разрешение) у алимов Бухары, стал готовиться к возвращению домой. Как раз в это время у меня возникло желание посетить уважаемого Бахаэддина Бухари (Шейха Накшибанди). Я был принят им и попросил его, чтобы он помнил обо мне и ”держал“ в своём сердце, не оставлял в своих молитвах. Он задал мне вопрос: ”Ты пришёл ко мне перед самым отъездом, почему?”. Я ответил ему: ”Душа моя наполнилась страстным желанием встречи с Вами“. Он спросил меня: ”В чём же причина такого стремления? Откуда в тебе такое желание?”. Я произнёс: ”Вы великий человек и люди вас очень любят, все вам признательны“. Но он сказал: ”Эти доводы недостаточны. Тебе нужно привести ещё какое-то объяснение. Ведь люди могут и ошибаться. Принятие меня народом может быть и ”шайтани“ (от Шайтана)”. Тогда я привёл известный Хадис Пророка (салляллаху алейхи ва саллям): ”Если Всевышний Аллаh возлюбит какого-нибудь своего раба, то вселит любовь к нему и в сердца своих рабов. И люди его тоже полюбят“. Выслушав этот ответ, он улыбнулся и сказал: ”Мы из Азизанов“ (Азизан — так звали праведника Али Рамитани). И я ещё раз попросил: ”Не забывайте меня в своих молитвах“. В ответ на мою просьбу учитель рассказал следующее: ”Однажды к Азизану кто–то обратился с подобной же просьбой. Азизан сказал, что чтобы о чём-то постоянно помнить, нужно чтобы что-то о нём напоминало“. После этих слов шейх подарил мне свою тюбетейку и сказал: ”Возьми эту тюбетейку, и как её увидишь, вспоминай обо мне — и всегда обнаружишь меня рядом с собой“. А затем велел мне идти служить праведнику Мавляне Таджуддину, живущему в Дешткулеке, рядом с Бельхи.

Когда я вышел в путь, дорога мне показалась далёкой. Но в силу неизвестных мне причин и быстро сменявших друг друга событий, я скоро обнаружил себя у подхода к Дештгулеку. И сразу же направился к Мавляне Таджуддину. С замиранием в сердце я слушал его духовные беседы».

В одном из своих произведений Якуб Черхи писал: «По воле Всевышнего в этом факире (факир — постоянно нуждающийся во Всевышнем — здесь обращение автора к самому себе) возникло желание вступить на путь приближенных к Всевышнему, и когда в своём желании я получил помощь от Аллаhа, великий удел выпал мне: в Бухаре я снова встретился с великим шейхом Накшибанди.

… Внутри меня разыгралась такая буря, такое смятение чувств, что я решил пойти к хазрату Бахаэддину в Касры-и Арифин. Когда я приблизился к его дому, то увидел его ожидающим кого-то у дороги. Как оказалось, он ждал меня. Мы вместе совершили намаз, а затем он провёл со мной беседу. Он говорил: ”Знания бывают двух видов. Одно из них — это знание сердца. Это знание самое полезное. Ему обучают Пророки и посланники. Другое знание — то, которое описывается словами. И оно тоже является для людей своеобразным доводом и подсказкой от Аллаhа. Надеюсь, что будут открыты тебе тайные смыслы вещей. Да одарит тебя Аллаh знанием сердца! Знания сердца можно развить, пребывая на беседах у тех, кто прекрасен внешне и внутренне. Так как они знают, что в ваших сердцах, они могут входить и выходить из ваших сердец и определять, к чему вы склонны”».

После этого Якуб Черхи попросил Бахаэддина Накшибанда позволить ему посещать его сохбеты (беседы) и принять его в ученики. На это Шах Накшибанд ответил: «Мы по своей воле никого не можем принять. Таковы наши обязательства». И сказал, что он должен совершить намаз-истихара и, если будет дозволено, то примет его. Эта ночь, как рассказывал сам Якуб Черхи, длилась для него нескончаемо долго. Он всё думал, откроется ли для него эта дверь, примут его или отвергнут. Он писал: «Надеясь, что откроются для меня врата счастья, я всё же очень боялся быть непринятым. Утренний намаз мы совершили вместе с шейхом. После намаза он обратился ко мне: ”Добрая весть есть для тебя. Ты принят. Да будет же это благом для тебя! Мы не принимаем человека с недостатками. И даже когда принимаем достойного, то ждём, когда наступит особый час для этого человека. И из-за этого принимаем его с задержкой”. Затем он стал рассказывать о праведниках вплоть до Абдулхалика Гуждувани, который был обучен тайному знанию. После этого многие духовные наслаждения стали доступны Якубу Черхи. Шах Накшибанд обучил его «вукуф адади», что означает «уделение внимания количеству произнесённых при зикре (поминании) слов и концентрация на этом особого внимания». Научив Якуба Черхи «численному поминанию», Шах Накшибанд пояснил ему: «Сокровенное знание начинается с этого».

Во время одной из духовных бесед шейх Накшибанд сообщил Якубу Черхи, что завещает ему после своей смерти посещать уроки Аляуддина Аттара.

Из Бухары Якуб Черхи направился в Бадахшан. Но когда Шах Накшибанд умер, его преемник Аляуддин Аттар поселился в Чиганьяне и направил человека к Черхи, чтобы напомнить о завещании шейха. И тогда Якуб Черхи из Бадахшана переехал в Чиганьян. До самой смерти Аляуддина Аттара он находился у него на обучении, а также помогал ему. Позже сын Аляуддина Аттара, Насыруддин Убейдуллах, получает фейз уже на сохбетах Якуба Черхи.

Обладатель глубоких знаний о явном и скрытом, Якуб Черхи занял место своего наставника и стал воспитателем многих благочестивых мусульман и преемников пути духовного совершенства. Он выбирал учеников лишь из числа тех, кто был к этому готов. Воспитывал их согласно адабу пути Накшбандийя. Однако своим преемникам он оставлял свободу выбора в методике наставничества, говоря: «Тот метод воспитания, которому мы научились у своего наставника муршида — это метод, присущий пути Хаджеган, метод “нафи ва исбат”. Если же вы пожелаете обучать и воспитывать своих учеников методом “джазбы” (духовного привлечения), то это ваше дело. Ученик должен являться к своему муршиду абсолютно подготовленным (то есть, осознанно приняв решение работать над собой под руководством своего наставника). Он должен уметь находить в себе силы для всего, что требует от него учитель, и для него в этот момент не должно существовать ничего, кроме его воли». Он также говорил, что наставник — это умелый мастер, который может извлечь из сердец своих подопечных потенциал и направить его в нужном направлении, подобно тому, как из недр земли извлекают полезные ископаемые и используют их во благо.

В течение пятидесяти лет Якуби Черхи наставлял людей на путь Ислама. Ему принадлежит тафсир джузов Священного Кур`ана Табарак и ‘Амма на таджикском языке, а также сочинение под названием «ар-Рисалятуль-Унсийа».

Умер Якуби Черхи в 851/1447 году и был похоронен там, где жил и обучал своих учеников — в селении Хисаре Шадман (совр. Гиссар), неподалеку от Душанбе — сегодняшней столице Таджикистана.


This post has been viewed 1169 times.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Светочи Уммы ,

  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.


© 2011 Danilin.biz — Создание сайтов на Wordpress
© 2011-2018 — Madrasah2.ru