ПРОРОК МУХАММАД (мир ему и благословение) СКАЗАЛ: "ПРИОБРЕТАЙТЕ ЗНАНИЯ, ИБО ЭТО - БОГОБОЯЗНЕННОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЕ К НИМ - ЭТО ПОКЛОНЕНИЕ (ибадат), ОБСУЖДЕНИЕ ИХ - ЭТО СЛАВОСЛОВИЕ (тасбих), РАССПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С НИМИ, – ЭТО ДЖИХАД, ОБУЧЕНИЕ ИМ НЕЗНАЮЩЕГО - ЭТО МИЛОСТЫНЯ (садака), ПЕРЕДАЧА ИХ ДОСТОЙНОМУ – ЭТО ДЕЯНИЕ, КОТОРОЕ ПРИБЛИЖАЕТ К АЛЛАhУ. ЗНАНИЯ ОЧЕРЧИВАЮТ ГРАНИЦУ МЕЖДУ ДОЗВОЛЕННЫМ (халяль) И ЗАПРЕТНЫМ (харам), ОНИ – СВЕТИЛА НА ПУТИ В РАЙ, РАЗВЛЕЧЕНИЕ ПРИ ОДИНОЧЕСТВЕ, ДРУГ НА ЧУЖБИНЕ, ТВОЙ СОБЕСЕДНИК, КОГДА ТЫ ОДИН, ПРОВОДНИК В РАДОСТИ И ГОРЕ, ОРУЖИЕ ПРОТИВ ВРАГОВ И ТВОЕ УКРАШЕНИЕ СРЕДИ ДРУЗЕЙ...
Главная > Светочи Уммы > ПЕРЕПИСАННЫЕ НАБЕЛО СТРАНИЦЫ О ДОСТОИНСТВАХ ИМАМА АБУ ХАНИФЫ

ПЕРЕПИСАННЫЕ НАБЕЛО СТРАНИЦЫ О ДОСТОИНСТВАХ ИМАМА АБУ ХАНИФЫ

11 урок. Некоторые рассказы о нем и его достоинствах, часть 811 УРОК. НЕКОТОРЫЕ РАССКАЗЫ О НЕМ И ЕГО ДОСТОИНСТВАХ, часть 8

Передал Абу аль-Музаффар ас-Сам’ани в «Китаб аль-Интисар», а также Абу Исма’иль аль-Харави в «Замм аль-Калям» от Нуха аль-Джами’а его слова: «Я спросил Абу Ханифу:

— Что ты скажешь о людях, которые вводят в речь слова «акциденция» и «субстанция»?

Он ответил:

— Это слова философов. Тебе следует следовать преданиям и пути саляфов. Остерегайся любой новизны, поистине все это нововведение!».

Передал аль-Харави от Мухаммада ибн аль-Хасана такие слова:

«Абу Ханифа сказал:

- Да проклянет Аллах ʼАмра ибн ʼУбейда! Он открыл людям дорогу к каляму и к тому, что их не касается». Абу Юсуф сказал:

«Абу Ханифа побуждал нас к изучению фикха и запрещал нам калям».[1]

Передано в книге «Вафаят аль-Аʼян» Ибн Халликана:

«Абу Ханифа был ученым, совершавшим деяния согласно своим знаниям, он был аскетом и набожным человеком. Он был очень богобоязненным и постоянным в покорности Аллаху.

Халиф аль-Мансур хотел назначить его судьей, но Абу Ханифа отказался. После этого Халиф поклялся, что непременно назначит его судьей, в ответ Абу Ханифа поклялся, что не станет им. Тогда секретарь халифа Ар-Раби’ ибн Юнус сказал Абу Ханифе:

- Разве ты не видишь, что халиф даже клянется? Абу Ханифа ответил:

- У повелителя правоверных больше возможностей искупить свою клятву.

Тем самым имам наотрез отказался принять эту должность, сказав правителю:

- Бойся Аллаха и не вверяй доверенное тебе Аллахом тому, кто не боится Его. Клянусь Аллахом, я не надежен, даже когда спокоен, разве я буду надежен в гневе? Твое окружение нуждается в том, кто будет благосклонен к ним ради тебя. Я же не подхожу для этого.

Аль-Мансур сказал: — Ты лжешь, на самом деле ты подходишь для этого!

Абу Ханифа ответил:

— Ты все рассудил сам: разве можно назначать судьей над доверенными тебе людьми лжеца?»

Также Ибн Халликан добавил:

«Абу Ханифа обладал красивым лицом и был среднего роста. В некоторых риваятах приводится, что он был высокого роста и немного смуглым».

Яхья ибн Ма’ин сказал:

«Мой способ чтения Корана – это чтение Хамзы, а мой мазхаб в фикхе –мазхаб Абу Ханифы. Таково было положение ученых в мое время».

Джа’фар ибн ар-Рабиʼ сказал:

«Я провел с Абу Ханифой пять лет, за это время я не видел никого, кто был бы более молчалив, чем он. А когда ему задавали вопрос по фикху он, словно наполняясь, изливал потоки знания подобно тому, как наполняется высохшее русло во время разлива. В такие моменты я слышал что-то вроде гула в нем, а его голос становился громким». ʼАбдуллах ибн Раджа рассказал:

«В Куфе у Абу Ханифы был сосед-сапожник. Целый день он работал, а когда наступала ночь, возвращался домой, принося с собой рыбу или мясо, а затем жарил добытое. После этого он начинал пить спиртное, а когда пьянел, напевал такие слова:

«Меня бросили… какого же юношу они бросили….Того, в ком нуждаются при наступлении войны и кто может помочь в защите границ от врагов…»

Так он продолжал пить и напевать эти слова, пока его не одолевал сон. Абу Ханифа, проводя всю ночь в молитве, слышал его голос. Но однажды голос соседа перестал доноситься, тогда Абу Ханифа стал расспрашивать людей о нем. Ему ответили, что стражи порядка забрали сапожника и посадили в тюрьму. На следующий день Абу Ханифа, совершив утренний намаз, сел на свою мулицу и отправился к правителю.

Узнав о том, что Абу Ханифа просит разрешения войти, правитель повелел:

- Разрешите ему войти, и пусть он заедет сюда верхом, не спускаясь, пока его нога не ступит на мой ковер. Так и было сделано.

Освободив для него место, правитель сказал ему:

- Позволь мне выполнить твою просьбу, в чем ты нуждаешься?

Абу Ханифа ответил:

- У меня есть сосед, который работает сапожником. Стража города забрала его в одну из прошлых ночей. О повелитель правоверных! Прикажи, чтобы его отпустили!

Правитель сказал:

- Хорошо, освободите его и всех, кто был задержан в ту ночь и после нее вплоть до сегодняшнего дня!

Возвращаясь от правителя, Абу Ханифа ехал верхом, а сапожник шел вслед за ним. Абу Ханифа обратившись к нему, сказал:

— Разве мы бросили тебя? Сосед ответил:

— Нет, напротив, ты уберег меня и позаботился обо мне! Пусть Аллах воздаст тебе благом за твою заботу и соблюдение прав соседа!

После этого сосед покаялся перед Аллахом и больше не возвращался к прошлым деяниям».

Ибн аль-Мубарак рассказывал:

«Однажды я увидел Абу Ханифу по дороге в Мекку. Он и его спутники пожарили мясо жирного верблюжонка и хотели съесть его с уксусом, но не нашли никакого сосуда, куда можно было бы налить уксус, чтобы макать в него мясо.

Тогда

я увидел, как Абу Ханифа вырыл в песке ямку, постелил в нее скатерть (изготовленную из кожи) и налил туда уксус. Так они поели мясо, макая его в уксус. А те, кто был с ним, сказали Абу Ханифе:

— Ты знаешь обо всем!

На это Абу Ханифа ответил:

— Вам следует благодарить Аллаха. Это знание пришло ко мне в качестве милости Аллаха к вам».

Абу Юсуф рассказывал:

«Как-то раз халиф Аль-Мансур вызвал Абу Ханифу к себе. Секретарь аль-Мансура, ар-Рабиʼ, который враждовал с Абу Ханифой, обращаясь к халифу, сказал:

— О повелитель правоверных! Этот человек (Абу Ханифа) противоречит твоему деду. ʼАбдуллах ибн ʼАббас говорил, что в клятве разрешается сделать исключение в течение одного или двух дней после ее произнесения[2]. А Абу Ханифа говорит, что исключение можно делать лишь при произнесений клятвы, то есть добавляя исключение сразу, не отделяя его.

Абу Ханифа, услышав это, сказал: - О повелитель правоверных! Поистине, ар-Рабиʼ полагает, что присяга твоих солдат тебе не действительна.

- Как это так? – спросил аль-Мансур.

Абу Ханифа ответил:

- Они могут клясться, принося присягу на верность тебе, а по возвращению домой произнести исключения к этой клятве, тем самым аннулируя присягу.

Рассмеявшись, аль-Мансур сказал ар-Раби’у:

- о Рабиʼ, оставь в покое Абу Ханифу! Когда они оба вышли от правителя, ар-Рабиʼ сказал Абу Ханифе:

— Ты хотел погубить меня!

На это Абу Ханифа ответил:

-Ты хотел того же для меня, но я нашел выход!»

[1] Подробно о том, почему от имама Абу Ханифы и его учеников, да будет Аллах ими доволен, передаются противоречивые высказывания о науке калям, и как их правильно понимать, читайте в цикле уроков «Отношение ученых ханафитского мазхаба к науке калям»: https://azan.kz/durus/dars/otnoshenie-uchenyih-hanafitskogo-mazhaba-k-nauke-kalyam-73 Прим. ред.

[2] То есть, согласно этому мнению, в течение двух суток можно добавить исключение к клятве:: например, сказать: «Я клянусь не есть фрукты», а через сутки сказать: «…кроме яблок и бананов».

Источник: Azan.kz


This post has been viewed 125 times.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Светочи Уммы

  1. Пока что нет комментариев.


© 2011 Danilin.biz — Создание сайтов на Wordpress
© 2011-2017 — Madrasah2.ru